Уголовно-правовые, оперативно-розыскные и гражданско-правовые меры предупреждения дорожно-транспортных преступлений

ОРМ и следственные действия по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых ОПГ

Статья 1 Федерального Закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности (далее – Закон об ОРД) определяет, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, перечень которых (а всего их 15) дан в статье 6, где также отмечено, что данный перечень может быть изменен или дополнен только Законом № 144-ФЗ. Однако, законодатель не дал в законе дефиниции оперативно-розыскного мероприятия и не раскрыл их содержание, что является его недостатком и в результате привело к длительной дискуссии в юридической литературе по вопросу определения его понятия, хотя, как отмечают ученые, оно выработано оперативно-розыскной теорией [1].

Так, О.В. Фирсов дает следующее определение: «Оперативно-розыскное мероприятие – это конкретная форма осуществления оперативно-розыскной деятельности уполномоченными на то лицами на основании и в порядке, предусмотренными законами и подзаконными нормативными актами» [2].

К.К. Горяинов, Ю.Ф. Кваша, К.В. Сурков под оперативно-розыскным мероприятием предлагают понимать комплекс оптимальных по времени, скоординированных действий, объединенных целью поиска улик (предметов, обстоятельств и т.п.), свидетельствующих о факте совершения преступления, указывающих на виновных в содеянном и позволяющих разоблачить их [3].

Далее, К.К. Горяинов и другие авторы пишут, что ОРМ – это «закрепленные в ФЗ об ОРД действия или совокупность действий, в рамках которых применяются гласные и негласные силы, средства и методы, направленные на решение задач ОРД» [4].

В.Г. Бобров определяет оперативно-розыскное мероприятие как «организованную в соответствии с требованиями нормативных правовых актов систему взаимосвязанных действий, направленных на получение и использование оперативно-розыскной и иной информации, предметов и документов как источников таких данных, значимых для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия противоправных деяний, розыска преступников и лиц, пропавших без вести, а также для решения других оперативно-тактических задач по борьбе с преступностью» [5].

Представляется, что анализ указанных точек зрения позволяет предложить следующее определение оперативно-розыскного мероприятия – это система действий, осуществляемая в основном негласно специальными субъектами оперативно-розыскной деятельности в соответствии с законодательными и подзаконными актами и направленная на выявление, раскрытие и расследование преступлений [6].

Правильно проведенные оперативно-розыскные мероприятия могут дать в руки следствия информацию о количестве участников организованных преступных групп, о роли каждого из них в деятельности преступного формирования, ранее совершенных криминальных посягательствах, а также тех, которые готовятся к совершению, где слабые звенья в преступной организации и иную информацию. Грамотная оперативно-розыскная деятельность позволяет наработать необходимую доказательственную информацию о преступной деятельности групп, с которой нередко и начинается расследование.

Поскольку организованные преступные группы осуществляет свою криминальную деятельность в тайне от окружающих, то для решения задачи сбора необходимой для ее изобличения информации, главным образом, используются оперативно-розыскные формы и методы.

В соответствии с Законом об ОРД определен четкий перечень мероприятий, которые вправе осуществлять оперативно-розыскные подразделения. Согласно ст. Закона об ОРД, к ним относятся:

2. Наведение справок;

3. Сбор образцов для сравнительного исследования;

4. Проверочная закупка;

5. Исследование предметов и документов;

7. Отождествление личности;

8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;

10. Прослушивание телефонных переговоров;

11. Снятие информации с технических каналов связи;

12. Оперативное внедрение;

13. Контролируемая поставка;

14. Оперативный эксперимент;

15. Получение компьютерной информации [7].

Все перечисленные мероприятия могут быть активно использованы в борьбе с преступлениями, совершаемыми организованными группами. Но, в то же время, их значение и эффективность в борьбе с организованной преступностью не равнозначны, и целесообразность применения отдельных оперативно-розыскных мероприятий во многом диктуется характером задач, возникшим в процессе отслеживания противоправной деятельности конкретного криминального формирования [8].

На применение какого-либо из оперативно-розыскных мероприятий большое воздействие оказывают характер и содержание задач, сформулированных для противодействия организованной преступности на практике. В связи с этим, вышеназванные мероприятия вполне обоснованно можно скомпоновать в следующие группы:

-мероприятия, направленные на сбор информации общего ориентирующего характера об уголовной сфере и деятельности организованного преступного формирования;

-мероприятия по выявлению и фиксированию противоправной деятельности участников организованных криминальных формирований, осуществлению сбора материалов, имеющих доказательственное значение для изобличения виновных лиц;

-мероприятия, позволяющие активно влиять на поведение участников организованных преступных сообществ в целях совершения ими ошибок, позволяющих их изобличать в совершении конкретных преступлений и пресекать криминальную деятельность.

К мероприятиям, направленным, преимущественно, на сбор информации общего, ориентирующего характера об уголовной сфере в целом деятельности отдельных организованных преступных формирований и их активных участников, следует отнести: 1) проведение опросов; 2) наведение справок в различных учреждениях и ведомствах; 3) негласный сбор образцов предметов, документов и иных объектов, которые предположительно имеют отношение к противоправной деятельности организованной преступной группы; 4) проводимое конспективно исследование предметов и документов в целях обнаружения и фиксации информации, имеющей значение для борьбы с организованной преступностью; 5) отождествление личности участников организованных преступных групп, изменявших внешность, документы либо принявших иные меры для сокрытия от правоохранительных органов; 6) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, осуществление визуального наблюдения за поведением подозрительных лиц.

В то же время, на практике нередко имеют место случаи, когда в процессе проведения указанных мероприятий добываются не только необходимые оперативным работникам сведения, но и выявляются и фиксируются предметы и документы, являющиеся доказательствами, изобличающими участников организованных преступных групп в конкретных фактах преступлений [9]. Так, например, при проведении слежки за конкретным лицом, оперативные сотрудники могут стать непосредственными очевидцами совершаемого преступления и задержать виновное лицо с поличным.

Многое здесь зависит от нацеленности оперативных сотрудников на получение и фиксацию данных, имеющих значение для борьбы с организованной преступностью. В качестве характерного примера можно привести планирование и проведение разведывательных опросов активных участников преступных формирований и лидеров уголовного мира. Использование оперативным сотрудником в процессе этого мероприятия личных качеств уголовного авторитета, компромата или наличия отношений с членами других преступных сообществ, позволяет конфиденциально получить сведения о совершенных конкурентами или врагами опрашиваемого преступлениях и изобличающих их доказательствах [10].

Еще более эффективно для сбора доказательств организованной преступной деятельности и изобличения ее активных участников используются такие мероприятия, как проверочная закупка и контролируемая поставка. Сущность заключается в том, что сыщики, скрывая свою принадлежность к правоохранительным органам, после искусно зашифрованных переговоров приобретают у преступников похищенное имущество либо предметы, запрещенные к свободному обороту на территории Российской Федерации. Применительно к проблеме борьбы с преступлениями, совершаемыми организованными преступными группами, оперативные сотрудники, законспирировано выступая в роли покупателей, приобретают оружие, наркотические вещества, радиоактивные материалы, драгоценные камни, краденые автомашины и другие того же свойства предметы. Проведение данного мероприятия позволяет не только собрать информацию, но и сразу же получить и оформить в качестве необходимых доказательств изъятые в ходе проверочной закупки предметы.

Особое место в получении сведений, имеющих важное значение для борьбы с организованными преступными группами и сбора необходимых для изобличения ее участников доказательств, имеет проведение специальных технических мероприятий. К ним относятся: а) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; б) прослушивание телефонных разговоров; в) снятие информации с технических каналов связи [11].

Вышеназванные оперативно-розыскные мероприятия, связанные с применением технических средств и проверкой почтовых, телеграфных и иных сообщений, позволяют решить следующие важные задачи:

1. Определить состав организованных преступных групп, выявить их противоправные связи;

2. Своевременно узнать о криминальных намерениях участников организованных преступных групп и принять эффективные меры по их предупреждению и недопущению вредных последствий. К таким мерам относится пресечение преступлений на стадиях замысла, подготовки, покушения, и изоляция лидера;

3. Установить ранее неизвестные факты совершенных преступлений участниками преступной группы и принять меры по их раскрытию;

4. Установить причастность членов организованных преступных групп к зарегистрированным и остающимся нераскрытыми преступлениям; осуществить действенные меры по изобличению и привлечению к уголовной ответственности виновных лиц;

5. Определить места нахождения предметов и документов, являющихся доказательствами, а также лиц, способных дать свидетельские показания, изобличающие участников организованных преступных групп;

6. Выявить конфликтные ситуации внутри организованных преступных групп или между ними, а также неблаговидные поступки лидеров, компрометирующих их в глазах сообщников; использовать полученные данные для разложения преступной группы;

7. Установить место нахождения лиц, скрывающихся от следствия и суда.

Другим, не менее важным, мероприятием, позволяющим достигнуть высоких результатов в предупреждении и раскрытии преступлений, совершаемых организованными преступными группами, является оперативное внедрение. Суть данного мероприятия заключается в том, что в уголовную среду проникает в качестве негласного глубоко зашифрованного разведчика опытный оперативный сотрудник, имеющий специальную подготовку, либо по его поручению человек, пользующийся доверием у лиц, совершающих преступления [12].

Следует также отметить, что широкое распространение в борьбе с организованной преступностью должно найти такое оперативно-розыскное мероприятие, как оперативный эксперимент, предполагающий создание искусственных условий либо умелое использование уже сложившихся обстоятельств для изобличения криминальных элементов в совершенных или только планируемых противоправных действиях.

На первоначальном этапе расследования следственные ситуации во многом определяются следующими факторами: 1) находилась ли ОПГ под оперативным контролем правоохранительных органов или о ее существовании впервые стало известно в результате выявления преступления, совершенного ее членами; 2) какие члены ОПГ (рядовые исполнители, члены среднего или высшего звеньев) и сколько задержано при возбуждении уголовного дела; 3) уже в начале расследования или с задержкой были выявлены признаки организованной преступной деятельности в расследуемом деянии [13].

В первой следственной ситуации обычно проводятся следующие первоначальные следственные действия: задержание с поличным, личный обыск задержанных, осмотр места задержания, допрос подозреваемых, свидетелей и потерпевших, обыски по месту проживания подозреваемых, предъявление для опознания и др.

Если же расследование начинается с выявления преступления, в котором обнаруживаются признаки организованной преступной деятельности криминальной организации, неизвестной правоохранительным органам (вторая ситуация), то в таких случаях наряду с расследованием данного деяния целесообразно провести и оперативно-розыскную работу по установлению реальности существования данной ОПГ и проверку ее деятельности с целью получения общего представления о ней.

В качестве первоначальных в этой ситуации, чаще всего, проводятся такие следственные действия, как: допрос подозреваемых, свидетелей и потерпевших, выемка и осмотр документов, обыски у подозреваемых, криминалистическая экспертиза (документов, трасологическая, баллистическая), предъявление для опознания [14].

В вышеназванных ситуациях следственные действия во многом направлены на работу следователя с задержанными подозреваемыми, обвиняемыми (их допросы, очные ставки, проверка показаний на месте), свидетелями и потерпевшими, на экспертное исследование отдельных объектов, следов, вещественных доказательств и использование первичных и последующих данных для предъявления обвинения, допроса обвиняемых, проверку их показаний. Вместе с тем, в обозначенных выше ситуациях, чаще всего, проводятся и различные следственно-оперативные операции (по выявлению других членов ОПГ и уязвимых звеньев в этой организации, организации продуманных «утечек» информации, выгодной для следствия, и др.).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что правильно про-веденные оперативно-розыскные мероприятия могут дать информацию о количестве участников ОПГ, о роли каждого из них в деятельности преступного формирования, ранее совершенных криминальных посягательствах, а также тех, которые готовятся к совершению, где слабые звенья в преступной организации и иную информацию.

В зависимости от характера решаемых в процессе борьбы с организованной преступностью задач, оперативно-розыскные мероприятия целесообразно разделить на следующие группы: 1) мероприятия, направленные на сбор информации общего ориентирующего характера об уголовной сфере и деятельности организованной преступной группы; 2) мероприятия по выявлению и фиксированию противоправной деятельности участников организованной преступной группы, осуществлению сбора материалов, имеющих доказательственное значение для изобличения виновных лиц; 3) мероприятия, позволяющие активно влиять на поведение участников организованных преступных групп в целях совершения ими ошибок, позволяющих их изобличать в совершении конкретных преступлений и пресекать криминальную деятельность.

1. Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. В 2-х книгах. Книга II: Оперативно-розыскные мероприятия и меры: Учебно-практическое пособие. – М.: Издательство Шумилова И.И., 2008. – С. 6.

2. Фирсов О.В. Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий: Учебное пособие. – М.: Норма: ИНФРА-М., 2011. – С. 168.

3. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий / К.К. Горяинов, Ю.Ф. Кваша, К.В. Сурков; под ред. П.Г. Пономарева. – М.: Новый юрист, 1997. – С. 200.

4. Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова. – М.: ИНФРА-М, 2010. – С. 281.

5. Бобров В.Г. Понятие оперативно-розыскного мероприятия. Основания и условия про-ведения оперативно-розыскных мероприятий: Лекция. – М.: Академия управления МВД России, 2003. – С. 4.

6. Брылев В.И., Хренков Е.В. Понятие оперативно-розыскного мероприятия // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 9-4. – С. 913.

7. О внесении изменений в Федеральный Закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности: Федеральный Закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2016. – № 28. – Ст. 4558.

8. Вагин О.А., Исиченко А.П., Чечетин А.Е. Комментарий к Федеральному Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (постатейный). – М.: «Деловой двор», 2009. – С. 31.

9. Дубоносов Е.С. Оперативно-розыскная деятельность: Учебник для ВУЗов. – М.: Издательство Юрайт, 2015. – С. 203.

10. Киселев А.П. Комментарий к Федеральному Закону от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (постатейный) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». – URL: http: //www.consultant.ru/software/systems

11. Зуев С.В. Организация применения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных средств противодействия организованной преступности // Российский следователь. – 2008. – № 1. – С. 14.

12. Абдуллаева Н.Д. Некоторые аспекты оперативного внедрения // Известия Иркутской государственной экономической академии. – 2006. – № 4. – С. 73.

13. Яблоков Н.П. Криминалистика: Учебник для студентов ВУЗов. – М.: Норма, 2008. – С. 283.

14. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений / А.Н. Васильев; науч. Ред. В.В. Крылов. – М.: ЛексЭст, 2002. – С. 42.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОРГАНАМИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

    Зинаида Рахманова 3 лет назад Просмотров:

1 ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОРГАНАМИ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Е.В. Кузнецов, старший преподаватель кафедры ОРД и СТ в ОВД ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России Исследуются вопросы правового обеспечения предупреждения преступлений органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Сделанные выводы свидетельствуют о том, что нормы оперативно-розыскного законодательства не позволяет решать данную задачу в рамках правового поля. Предложены пути выхода из данной ситуации. Questions of legal regulation of problems prevention of crimes operative divisions. The drawn conclusions testify that operatively- investigatory legislation doesn’t allow to solve. Ways of an exit from the given situation are offered *. В современных условиях одним из приоритетных направлений деятельности правоохранительных органов является предупреждение преступлений. Среди субъектов предупреждения выделяют органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД). Последние реализует данное направление на основании ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 г. 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» 1 (далее Закон об ОРД). В указанной норме закреплены задачи ОРД, в число которых входит и предупреждение преступлений. Однако, при анализе норм Закона об ОРД, обращает на себя внимание тот факт, что буквальное толкование ряда его положений позволяет говорить о том, что органы, осуществляющие ОРД, не всегда имеют право проводить оперативно-розыскные мероприятия (далее ОРМ) в целях решения указанной задачи. В частности, оперативные подразделения практически лишены возможности предупреждать замышляемые преступления. * Kuznetsov E. The prevention of crimes operative divisions: theory and practice problems

2 Для обоснования данного тезиса последовательно рассмотрим выделенную задачу и проблемы связанные с ее реализацией. В теории ОРД под предупреждением преступлений понимается деятельность оперативных подразделений, направленная на обнаружение лиц, замышляющих противоправное деяние, и принятие к ним необходимых мер по недопущению реализации преступного умысла 2. Специфика оперативно-розыскного предупреждения преступлений заключается в том, что данная задача осуществляется в форме индивидуальной профилактики. Ее объектами являются физические лица, поведение и образ жизни которых свидетельствует о реальной возможности совершения ими преступлений 3. Последнее обусловлено тем, что, в соответствии со ст. 1 Закона об ОРД оперативно-розыскная деятельность осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий. Следовательно, предупреждением преступлений оперативными аппаратами должно осуществляться с помощью ОРМ, а данные юридические действия предполагают конкретный адресат – индивиды. Однако, в теории ОРД принято считать, что оперативно-розыскное предупреждение осуществляется и в форме общей профилактики 4, т.е. осуществления мер, направленных на выявление и устранение причин и условий совершения преступлений и реализуемых в отношении неопределенного круга лиц. Это не совсем верно. Применительно к ОРД, общую профилактику нельзя понимать в качестве одного из направлений деятельности оперативных подразделений, решаемой посредством проведения ОРМ. Здесь, речь необходимо вести о компетенции должностных лиц органов, осуществляющих ОРД. В частности, наряду с оперативнорозыскной, существует и административная компетенция сотрудников оперативных аппаратов, определяющая круг их прав и обязанностей с учетом ведомственной принадлежности последних. В связи с тем, что Закон об ОРД не предоставляет право выносить властные, обязательные к исполнению предписания (представлений) об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений, поэтому общая профилактика должными лицами оперативных подразделений, может осуществляться непосредственно только в рамках административной деятельности, регулируемой нормами административного права. Соответственно правоотношения, возникающие при осуществлении общепрофилактических мероприятий органами, осуществляющими ОРД, нельзя признать оперативно-розыскными. Поэтому, применительно к ОРД, следует говорить об индивидуальном предупреждении, а общее предупреждение, т.е. выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений, следует рассматривать как часть административной деятельности органов, осуществляющих ОРД. Для того, чтобы органы, осуществляющие ОРД, могли посредством ОРМ решить задачу индивидуального предупреждения преступлений, они должны обнаружить (выявить) лицо, замышляющее преступление. Здесь как раз и кроется проблема. Закон об ОРД в не закрепляет оснований для проведения ОРМ в целях решения этой задачи. Соответственно оперативные

3 сотрудники не имеют права инициативно, например, в ходе личного сыска, добывать информацию о лицах, замышляющих преступления. Данная проблема ранее уже поднималась В.Г. Бобровым, который акцентировал на следующие недостатки, производные от имеющейся редакции ст. 7 (Основания для проведения ОРМ) Закона об ОРД: 1. Отсутствие правовой основы для осуществления разведывательнопоисковой работы с целью обнаружения признаков преступлений. 2. Непозволительность получения информации о замышляемых преступлениях в рамках правового поля. 3. Отсутствие упоминания о возможности проведения ОРМ в профилактических целях 5. Получается, что норма статьи 2 Закона об ОРД, закрепляющая задачу предупреждение преступлений, носит лишь декларативный характер, и не имеет реального оперативно-розыскного механизма ее реализации. Логику разработчиков Закона об ОРД понять можно. Уголовный закон не предусматривает ответственность за формирование преступного умысла. В теории уголовного права данная стадия совершения преступления называется допреступной и поэтому к лицам, только замышляющим преступления, не должны применяться меры государственного принуждения, в том числе и ОРМ, могущие существенно ограничивать права и свободы граждан. Нельзя считать данную позицию полностью верной в условиях современного уровня преступности и ее масштабов. Индивидуальное предупреждения не менее важно, чем общее, недаром в криминологии существует целое научное направление, изучающее специфику индивидуальной профилактики, ее методы, в том числе и методы принуждения. Просто речь здесь должна идти не об отказе государства от применения мер принуждения в отношении лиц, замышляющих преступления, а об их допустимых приделах и условиях применения. Применительно к ОРД данное правило абсолютно приемлемо по целому ряду причин. Во-первых, в силу негласного характера данной деятельности она позволяет эффективно выявлять лиц, замышляющих преступления, осуществляя, как принято говорить в оперативно-розыскной науке, «разведку в криминальной среде», посредством конфиденциальной помощи граждан или метода личного сыска. Во-вторых, не все, закрепленные в Законе об ОРД, оперативнорозыскные мероприятия, в одинаковой степени ограничивают права и свободы граждан. Последнее предопределила деление их на ОРМ, проводимых только с разрешения суда; ОРМ, проводимых только с разрешения руководителя органа, осуществляющего ОРМ; ОРМ которые могут проводиться оперативными сотрудниками без специального разрешения, при наличии оснований, предусмотренных в ст. 7 Закона об ОРД. К последней группе относят опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий,

4 сооружений, участков местности и транспортных средств, при условии, что они не ограничивают право на неприкосновенность жилища, а также статус неприкосновенности отдельных лиц. Использование перечисленных ОРМ в целях индивидуальной профилактики лиц, замышляющих преступления, следует считать допустимой, так как по своей сущности они представляют собой универсальные методы познания действительности, повсеместно используемые в различных сферах человеческой деятельности. На сходство таких ОРМ с методами, используемыми в других сферах общественных отношений не раз обращали внимание в юридической литературе. В частности, А.Ю. Шумилов указывал, что в российском законодательстве и практике правоприменения известны многочисленные действия определенных субъектов, которые по ряду объективных и (или) субъективных признаков схожи с ОРМ, например, уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные, разведывательные и т.д. 6 Так, один и тот же по своему содержанию юридический поступок, например, опрос, можно назвать и ОРМ, и административным действием, и действием, проводимым в рамках доследственной проверки, в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, и розыскными мерами, применяемыми согласно п. 38 ст. 5 УПК РФ дознавателем, следователем, органом дознания для установления лица, подозреваемого в совершении преступления и т.д. Кроме этого, согласно ст. 5 Закона РФ от «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» 7 в ходе частной сыскной деятельности допускаются устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение. Не трудно заметить, что даже названия некоторых действий частных детективов совпадают с названиями ряда ОРМ. Подобный перечень правомерных действий предоставлен и адвокатам. В соответствии с ч.3 ст. 6 Федерального закона РФ от ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 8 адвокат полномочен собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций, опрашивать с их согласия лиц, собирать и представлять предметы и документы, привлекать на договорной основе специалистов и т.д. Несмотря на то, для указанных лиц прямо не предусмотрено право использовать такой метод как, например, отождествление личности, вряд ли подобное действие частного детектива или адвоката можно признать незаконным. Вышеуказанное подтверждает мысль о том, что для решения задачи предупреждение преступлений органы, осуществляющие ОРД, должны иметь законную возможность проводить некоторые ОРМ в отношении лиц, замышляющих преступные деяния.

Читайте также:  ПФР Тверская область, Бежецкий район, Бежецк, переулок Чернышевского, 36: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

5 Таким образом, возникает парадоксальная ситуация, предупреждать преступления на стадии формирования преступного умысла силами ОРД необходимо, так как только они обладают особыми для этого возможностями (негласные силы, средства методы деятельности), однако действующее оперативно-розыскное законодательство, в частности ст. 7 Закона об ОРД, блокирует решений этих задач, тем самым заставляя оперативных сотрудников действовать в нарушении Закона об ОРД. Решить данную проблему можно с помощью внесение изменений в нормы Закона об ОРД, регламентирующие основания и условия проведения ОРМ. Рассмотрим основания проведения ОРМ. Для этого обратимся к сравнительно-правовому методу. По своей природе ОРД имеет много общего с контрразведывательной деятельностью. Эта деятельность реализуется посредством проведения контрразведывательных мероприятий, основания которых закреплены в ст. 9 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» 9. Среди их перечня обращает на себя внимание, такое основание как «необходимость получения сведений о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации» (п. «б» абз. 2 ст. 9 Федерального закона «О федеральной службе безопасности»). Нетрудно заметить, что разработчики данного закона, закрепив подобную формулировку основания, сделали уклон не на наличии информации о каких-либо фактах, их просто может не быть, а на необходимость решения одной из важнейших задач этой деятельности, которую можно сформулировать как предотвращение потенциальных угроз безопасности Российской Федерации. В данном случае задача выступает в качестве причины к определенному действию. Представляется, что подобная формулировка законодателя создает правовою основу для осуществления превентивной работы сотрудниками контрразведывательных подразделений. Она обеспечивает возможность выполнять разведывательно-поисковую работу, направленную на выявление скрытых и законспирированных фактов о событиях или действиях, создающих угрозы государственной безопасности России. Кстати, аналогичная юридическая техника для формулировании оснований, используется и в самом Законе об ОРД. Так, в ч.2 ст. 7 данного нормативно-правового акта закреплены дополнительные основания для проведения ОРМ. Они звучат следующим образом: «Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе также собирать данные, необходимые для принятия решений: 1. О допуске к сведениям, составляющим государственную тайну. 2. О допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды». Учитывая изложенное, для обеспечения, рассматриваемой задачи ОРД, можно предложить и дополнить ст. 7 Закона об ОРД следующей формулировкой основания для проведения ОРМ «необходимость

6 получения сведений о замышляемых, подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлениях, а так же о лицах их замышляющих, подготавливающих, совершающих или совершивших». При наличии данного основания возникает вопрос о видах допустимых ОРМ, которые могут быть использованы должностными лицами органов, осуществляющих ОРД. Использование любых ОРМ, закрепленных в ст. 6 Законе об ОРД, могут привести к бесконтрольному и тотальному ограничению прав и свобод неограниченного круга граждан под эгидой необходимости профилактики преступлений, а также борьбы с латентными преступлениями. Ранее, были выделены ОРМ которые по своему содержанию представляют универсальные методы добывания информации, используемые не только в оперативно-розыскной, но и в других видах деятельности. Учитывая повсеместное использование данных методов в юридической практике, осуществление аналогичных им ОРМ и следует признать возможным для предупреждении замышляемых преступлений. В этой связи, для совершенствования правового механизма реализации, рассматриваемой задачи ОРД, необходимо в содержании ст. 8 Закона об ОРД (Условия проведения ОРМ) закрепить положение согласно которому, при использовании предложенного основания для проведения ОРМ не допускается осуществление оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых допускается, только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, или суда. Такое изменение позволит органам, осуществляющим ОРД, в целях предупреждения замышляемых преступлений использовать на законных основаниях такие ОРМ как опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Полученные выводы и сформулированные предложения, относительно реализации рассматриваемой, могут позволить создать эффективный механизм их решения органами, осуществляющими ОРД, обеспечив при этом соблюдение принципа законности. ПРИМЕЧАНИЯ 1. Об оперативно-розыскной деятельности: федер. закон РФ от ФЗ; ред. от г. 404-ФЗ // СЗ РФ , ст. 3349; , ст См.: Основы оперативно-розыскной деятельности: учебное пособие / Е.С. Дубоносов; под ред. проф. Г.К. Синилова. М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, С. 50. 3. См: Криминология: Учебник для вузов / Под общ. Ред. А.И. Долговой. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Норма, С См. например: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / О.А. Вагин, А.П. Исиченко, А.Е. Чечетин. М.: «Деловой двор», С См.: Бобров В.Г. Законодательство Российской Федерации об основаниях проведения оперативно-розыскных мероприятий // Проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях: Межвуз. сб. науч. тр. М.,

7 6. См.: Шумилов А.Ю. Юридические основы оперативно-розыскных мероприятий: Учеб. Пособие. М.: Изда-ль Шумилова А.Ю., С О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: федер. закон РФ от ; ред. от г. 169-ФЗ // Ведомости СНД РФ и ВС РФ , ст. 888; СЗ РФ , ст Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: федер. закон РФ от ФЗ; ред. от г. 200-ФЗ // СЗ РФ , ст. 2102; , ст О Федеральной службе безопасности: федер. закон РФ от ФЗ; ред. от г. 241-ФЗ // СЗ РФ , ст. 1269; (ч.1), ст.4589.

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ПРОФИЛАКТИКА (ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ)

Содержание ОРД

Под содержанием ОРД понимается единство всех ее составных элементов, а именно целей, средств, результатов и самого процесса.

Содержание ОРД раскрывается законодателем через определение понятия этой деятельности с обозначением ее цели (ст.1 Закона), посредством постановки задач (ст.2), определения принципов (ст.3), правовой основы (ст.4), исчерпывающего перечня оперативно-розыскных мероприятий (ст.6), оснований и условий их проведения (ст.7 и ст.8), регламентации прав и обязанностей субъектов этой деятельности (ст.14 и ст.15), использования результатов ОРД (ст.11) и др.

Содержание оперативно-розыскной деятельности рассматривается во взаимосвязи субъекта и осуществляемых им действий с определенным противопоставлением его объектам ОРД. Оперативно-розыскная деятельность в известной мере носит характер “конфликта”, несоответствия целей и интересов субъектов и объектов этой деятельности. Цель первых – решение ее задач, прежде всего выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, выявление и установление лиц, их совершивших, цель вторых – избежать ответственности, уйти от правосудия. Поскольку изначально неясен процессуальный статус объектов ОРМ, не определена их виновность, содержательная сторона ОРД включает ряд положений, которые непосредственно направлены на обеспечение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении этой деятельности.

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ПРОФИЛАКТИКА (ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ)

1. Понятие оперативно-розыскной профилактики или профилактики преступлений в оперативно-розыскной деятельности

Оперативно-розыскная профилактика 1 представляет собой комплекс специальных мер упреждающего воздействия, проводимых оперативными подразделениями и сотрудниками органов, осуществляющих ОРД, в пределах установленных полномочий с целью:

– предотвращения (недопущения) готовящихся преступлений 2 ;
– пресечения покушений на преступления (т.е. пресечения умышленных действий либо бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления);
– выявления лиц, склонных к совершению преступлений, и оказания на них профилактического воздействия для недопущения с их стороны преступных посягательств;
– добывания информации о действиях (бездействии) или событиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ;
– выявления причин и условий, способствующих совершению преступлений, а также принятия мер по их устранению и нейтрализации.

Профилактическая деятельность ОРО основывается на принципах:

– законности;
– соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина;
– сочетания гласных и негласных методов работы;
– взаимодействия с органами государственной власти РФ, общественными объединениями, организациями (в том числе осуществляющих общевоспитательные функции) и гражданами.

Основными направлениями профилактической деятельности ОРО являются:

– профилактика преступлений (общая, представляющая собой целенаправленную деятельность субъектов предупреждения преступлений по выявлению, устранению и нейтрализации причин и условий преступлений; индивидуальная, представляющая собой комплекс мер по выявлению конкретных лиц, от которых можно ожидать совершения преступления и оказанию на них либо на окружающую их среду позитивного воздействия с целью недопущения совершения преступления и изменения поведения личности от антиобщественного к законопослушному);
– предотвращение (недопущение) готовящихся преступлений (т.е. комплекс мер, направленных на недопущение замышляемых и подготавливаемых преступлений, с целью склонить лиц к добровольному отказу от приискания, изготовления или приспособления средств совершения преступлений, приискания соучастников, сговора на совершение преступления либо иного умышленного создания условий для их совершения);
– пресечение покушений на преступления (т.е. комплекс мер, имеющих цель остановить умышленные действия (бездействие) лица (лиц), непосредственно направленных на совершение преступления).

Сущность (содержание) оперативно-розыскной профилактики заключается в следующем:

– ведется сбор информации о криминально-активных лицах, их намерениях, связях, преступном опыте, образе жизни, поведении, прошлом и анализ этой совокупности сведений; если эти сведения дают основания сделать вывод о вероятности преступного поведения данного лица, то за ним устанавливается оперативно-профилактическое наблюдение, он ставится на профилактический учет;
– осуществляется наблюдение за лицами, поставленными на профилактический учет, а также проводятся поисковые мероприятия для обнаружения признаков подготовки преступлений, преступных намерений или преступной деятельности этих лиц, причастность их к преступлениям, оставшимся нераскрытыми 3 ;
– проводится работа по разобщению и нейтрализации организованных преступных групп (ОПГ) или преступных сообществ (организаций) (ПС);
– выявляются причины и условия совершения преступлений в ходе проведения ОРМ, а также разрабатываются предложения по информированию органов государственной власти РФ о необходимости принятия мер по устранению и нейтрализации указанных причин и условий;
– проводится документальное оформление работы по фиксированию фактов и обстоятельств, действий и поступков лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением, в том числе с применением видео-, аудиозаписи и фотосъемки; результаты документирования приобщаются к ДОУ либо к материалам подборок индивидуальной профилактики в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими ОРД;
– реализуются полученные материалы с учетом нераскрытия негласных источников информации.

Объектами профилактической деятельности ОРО являются:

– лица, готовящие преступления, либо покушающиеся на их совершение, либо высказывающие намерение совершить противоправные деяния;
– лица, способствующие различным образом (при отсутствии в их действиях либо бездействии состава преступления) совершению преступлений либо созданию угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ (например, лица, создающие предпосылки к утечке информации, составляющей государственную, служебную и иную охраняемую законом тайну);
– лица, препятствующие различным образом работникам правоохранительных и контролирующих органов исполнению ими служебных обязанностей, а также оказывающие на них и их близких психологическое и иное воздействие с целью оказания влияния на результаты служебной деятельности;
– лица, с которыми ОРО прекращено конфиденциальное сотрудничество по компрометирующим их основаниям;
– сотрудники правоохранительных органов, создающие предпосылки к раскрытию конфиденциальных источников, планируемых оперативно-розыскных мероприятий, к утечке информации, составляющей государственную, служебную и иную охраняемую законом тайну;
– сами причины и условия, способствующие совершению преступлений физическими и юридическими лицами, а также должностных преступлений в правоохранительных и контролирующих органах.

Особо следует сказать о профилактической деятельности ОРО по предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма). На это принципиально ориентирует Федеральный закон РФ от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

2. Содержание отдельных основных направлений профилактической деятельности

А. Рассмотрим содержание индивидуальной профилактической работы.

Основанием для проведения индивидуальной профилактики является наличие достоверных данных, свидетельствующих о возможности либо намерении лица совершить преступление.

Решение на осуществление индивидуальной профилактики должно основываться на тщательном уголовно-правовом анализе деяний лица с учетом особенностей его личности и иных обстоятельств.

Профилактика конкретных лиц не должна влечь за собой ущемления их конституционных прав и свобод.

Деятельность ОРО по осуществлению индивидуальной профилактики включает:

а) выявление лиц, подлежащих профилактике;
б) изучение этих лиц и источников негативного воздействия на них;
в) прогнозирование индивидуального поведения объекта профилактики;
г) проверку объекта профилактики по оперативным учетам;
д) постановку объекта профилактики на соответствующий профилактический учет;
е) планирование мер индивидуальной профилактики;
ж) непосредственное профилактическое воздействие;
з) проверку результатов проведенных профилактических мероприятий.

Профилактическое воздействие осуществляется в следующих основных формах:

1) индивидуальная беседа (ознакомительно-разъяснительная, воспитательная с привлечением общественности, предупредительная с выносом официального представления);
2) привлечение к индивидуальной работе лиц, могущих оказать позитивное воздействие на профилактируемого (например, должностных лиц контролирующих и иных органов государственной власти, общественности, членов семьи объекта профилактики);
3) создание вокруг объекта профилактики обстановки нетерпимости антиобщественного поведения, исключающей совершение им противоправных деяний;
4) осуществление постоянного и превентивного контроля за действиями профилактируемого;
5) иные формы.

Методика проведения каждой из форм профилактического воздействия разрабатывается оперативными подразделениями органов, осуществляющих ОРД. В качестве примера рассмотрим отдельные типовые положения методики проведения индивидуальной беседы.

Индивидуальное профилактическое воздействие в форме беседы оказывается с применением метода убеждения и, как правило, содержит в себе:

а) разъяснение причины проведения беседы;
б) получение объяснений в письменной с согласия профилактируемого лица или устной форме об обстоятельствах и мотивах совершения правонарушений;
в) предупреждение о возможных последствиях, в случае реализации преступных намерений.

Следует помнить, что в ходе проведения индивидуальной беседы запрещается использование сведений, полученных от лиц, конфиденциально сотрудничающих с ОРО, если это может привести к их расшифровке. В ходе проведения предупредительной беседы в соответствии п. 13 ч. 1 ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 года № 1027-1 (в ред. от 31 марта 1999 года № 68-ФЗ) «О милиции» может быть в письменной форме вынесено официальное обязательное для рассмотрения представление об устранении государственным органом, организацией или общественным объединением обстоятельств, способствующих совершению преступлений.

Для проведения индивидуальной профилактической работы используются, как правило, служебные помещения правоохранительных органов, обстановка и условия в которых должны отвечать требованиям безопасности и способствовать достижению цели профилактики.

Индивидуальные профилактические мероприятия не могут проводиться в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления. В этих случаях, при наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований, должно приниматься процессуальное решение.

Б. Рассмотрим содержание деятельности по предотвращению преступлений.

Данное направление профилактической деятельности представляет собой комплекс оперативно-розыскных и иных мер, направленных на недопущение замышляемых и подготавливаемых преступлений. Предотвращение преступлений включает:

а) выявление лиц, умышленно создающих условия для совершения преступления;
б) устранение обстоятельств, которыми намеревается воспользоваться лицо при совершении преступления;
в) искусственное создание обстановки исключающей либо существенно затрудняющей возможность совершения преступления;
г) привлечение лица к уголовной, административной, дисциплинарной и иной ответственности за совершение подготавливаемых действий.

Методы действий по предотвращению преступлений избираются в зависимости от сложившейся ситуации, конкретного состава замышляемого и подготавливаемого преступления, социального статуса фигуранта, его психологических особенностей и иных условий и обстоятельств.

Документальное оформление работы по предотвращению замышляемых либо подготавливаемых преступлений, а также оформление принятых решений (в том числе процессуальных) организуется в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную и административно-процессуальную деятельность, а также порядок привлечения сотрудников правоохранительных органов к дисциплинарной ответственности. Сама противоправная деятельность лиц, замышляющих либо подготавливающих совершение преступлений, непременно документируется, в том числе фиксируется в соответствии с законодательством с помощью фотосъемки, видео- и аудиозаписи.

3. Разобщение и нейтрализация организованных преступных групп и преступных сообществ (организаций) как форма оперативно-розыскной профилактики

Организованная преступность поразила практически все сферы – политическую, экономическую, социальную. ОПГ и ПС действуют в каждом субъекте Российской Федерации. Они сформированы в строгие вертикальные системы, обладают как межрегиональными, так и международными связями. Масштабы организованной преступности в России приобретают характер национальной угрозы. Поэтому перед ОРО стоит задача – сократить масштабы этого опасного явления, принять меры к разобщению и нейтрализации ОПГ и ПС, привлечению к уголовной ответственности их лидеров и участников. Поэтому разобщение и нейтрализация ОПГ и ПС следует рассматривать как одну из самых важных и сложных форм оперативно-розыскной профилактики с использованием конспиративных (негласных), а при необходимости и демонстративных способов оказания воздействия на все стороны отношений в ОПГ и ПС и окружающих их обстановке, направленных на нарушение или ослабление звеньев ОПГ и ПС, снижение или лишение эффективности их совместной преступной деятельности.

Отечественной и зарубежной практикой деятельности правоохранительных органов по разобщению и нейтрализации ОПГ и ПС выработаны следующие наиболее оптимальные пути осуществления указанной деятельности, направленной на лишение ОПГ и ПС его инфраструктуры, связей и источников финансирования:

– разложение преступного формирования изнутри с использованием конфидентов и штатных негласных сотрудников (например, путем санкционированной «вербовки» оперативников фигурантами в целях проникновения в их среду), конспиративное воздействие на лидеров ОПГ и ПС;
– использование возникающих конфликтных ситуаций и противоречий в отношениях между звеньями ОПГ и ПС, лидерами ОПГ и ПС и наиболее активными ее членами, дискредитация лидеров и авторитетов ОПГ и ПС в глазах сообщников;
– инициирование обстановки и ситуаций (например, путем различного рода дезинформации), обуславливающих непременное появление противоречий и конфликтных отношений между отдельными членами и звеньями ОПГ и ПС;
– воздействие на оргпреступные группировки посредством активного использования обстоятельств, оказывающих внешнее влияние на стратегические цели ОПГ и ПС, в первую очередь на их легальное вторжение в экономическую сферу, отмывание преступных доходов, на навязывание ими своих правил бизнес-сообществу и реальное влияние на отдельные сферы социально-экономической жизни регионов, а также на планы совершения ими преступлений;
– раскрытие любых преступлений, совершаемых членами преступных формирований, проводимое совместными силами различных ОРО, а также органами прокуратуры;
– силовое реальное или демонстративное воздействие ОРО на ОПГ и ПС, направленное на сокращение сферы влияния ОПГ и ПС, разрушение планов их криминальной деятельности, создание благоприятных условий для оперативной разработки ОПГ и ПС, сбора доказательств по изобличению и привлечению к установленной законом ответственности участников преступлений;
– использование рыночных механизмов на теневую экономическую деятельность ОПГ и ПС, а также возможностей конкурирующих структур, обеспечивающее подрыв финансовой основы ОПГ и ПС.

Разобщение и нейтрализация ОПГ и ПС занимает длительное время, но позволяет раскрывать тяжкие преступления прошлых лет, возвращать стране похищенные у государства денежные средства из-за рубежа и очищать регионы от криминального влияния.

В международной практике действий по разобщению и нейтрализации ОПГ и ПС наиболее часто используются следующие приемы:

– создание напряжения в ОПГ и ПС по различным вопросам их деятельности, доведение этого напряжения до конфликтных ситуаций, столкновение между входящими в ОПГ и ПС групп, приводящих к частичному или полному разрыву связей между ними;
– создание ОРО специальных структур, закамуфлированных под ОПГ и ПС, вытеснение с их помощью ОПГ и ПС из определенных сфер предпринимательской деятельности (секторов рынка) и установление контроля за ОПГ и ПС со стороны этих структур;
– устройство столкновений интересов различных ОПГ и ПС, постепенное доведение противостояния их друг другу до ослабления каждой из них в результате борьбы между собой;
– постепенное вытеснение окрепших ОПГ и ПС из секторов рынка с использованием конкурирующих ОПГ и ПС при негласной оперативной поддержке конкурента, исходя из тактических и стратегических интересов борьбы с организованной преступностью;
– замена лидеров ОПГ и ПС и их окружения на тех участников ОПГ и ПС, которые могут быть более подвержены влиянию со стороны ОРО;
– нагнетание неуверенности и страха среди членов ОПГ и ПС путем проведения учащенных силовых акций в отношении их;
– организация и проведение официальных проверок активных членов ОПГ и ПС по самым различным, в том числе и залегендированным основаниям;
– частые задержания членов ОПГ и ПС в независимости от того, наступят ли для этих временно задерживаемых юридические последствия;
– оказание давления на подконтрольные ОПГ и ПС предпринимательские структуры;
– постоянная оперативная разработка осужденных лидеров и других участников ОПГ и ПС в учреждениях, исполняющих наказание.

Читайте также:  Невменяемость в уголовном праве: что это такое в 2021 году?

Важное значение в деле разобщения и нейтрализации ОПГ и ПС имеет антикриминальная разведка, которая состоит в проведении ОРО комплекса ОРМ и иных мер (включая аналитические), нацеленных на опережающее получение оперативно значимой информации о преступных замыслах ОПГ и ПС. Ее следует считать ответом на криминальную разведку, которая является одним из главных средств ОПГ и ПС, без использования которого не реализуется ни одно направление их преступной деятельности, особенно противодействие правоохранительным органам. Криминальная разведка, на осуществление которой выделяются значительные денежные средства, проводится с целью сбора различного рода информации, касающейся деятельности правоохранительных и контролирующих органов, хозяйствующих субъектов и конкретных лиц.

В заключение отметим, что в общем такая значительная задача, как профилактика преступности в целом должна решаться с опорой на население, на институты гражданского общества, со строгим соблюдением конституционных прав и законных интересов граждан.

Первоначальные и последующие оперативно-розыскные мероприятия, осуществляемые при поступлении заявления о совершении изнасилования.

Оперативно-розыскные мероприятия. Параллельно с первоначальными следственными действиями следователь должен организовать проведение целого комплекса оперативно-розыскных мероприятий как гласного, так и негласного характера. Перечень и направленность этих мероприятий во многом зависят от длительности времени, которое прошло с момента совершения преступления. Если сообщение об этом поступило сразу же после совершения изнасилования, а личность преступника неизвестна, то немедленно осуществляется его про следование «по горячим следам» с применением служебно-розыскной собаки, с ориентировкой соседних и близлежащих органов милиции об известных приметах насильника, перекрытием транспортных магистралей и путей его возможного бегства.

Одновременно проводится подворно-поквартирный обход с целью установления свидетелей и возможных подозреваемых. Кроме того, необходимо дать поручение о проверке подучетного контингента, особенно из числа лиц, ранее судимых за аналогичные преступления, имея в виду примерный возраст насильника, известные приметы и другие данные.

Независимо от времени, прошедшего с момента совершения изнасилования, следует принять меры к составлению субъективного портрета преступника, его тиражированию и использованию в розыскной работе. Необходимо также сообщить данные о приметах преступника и максимально активизировать поисковую деятельность. Если личность подозреваемого известна, то по заданию следователя оперативные работники собирают полные данные о нем, устанавливают его связи, образ жизни и поведение, выявляют возможность совершения им других аналогичных нераскрытых преступлений и принимают меры по недопущению его бегства

32. Оперативно-розыскная характеристика грабежей и разбойных нападений.

Криминалистическая характеристика грабежей и разбоя. Данные составы имеют много сходства между собой, в частности способ похищения имущества, сопряженный с применением насилия или угрозы насилия. К отличительным чертам грабежа и разбоя относятся различная степень опасности примененного насилия и отягчающие обстоятельства.

При расследовании данных преступлений нужно установить обстоятельства, подлежащие доказыванию.

На первоначальном этапе расследования следователь должен организовать проведение оперативно-розыскных мероприятий «по горячим следам». Одновременно необходимо проводить допросы потерпевших и очевидцев и провести осмотр места происшествия. При задержании лиц, подозреваемых в совершении грабежа и разбойных нападений, необходимо провести личный обыск, допрос и освидетельствование, а также обыск.

К последующим следственным действиям относятся: предъявление подозреваемого для опознания потерпевшим и свидетелям, а также предъявление для опознания предметов, похищенных и изъятых в ходе обыска у подозреваемого; допрос обвиняемого; назначение судебных экспертиз.

Особенности раскрытия разбойных нападений с проникновением в жилище, грабежей и разбойных нападений, совершенных на улице.

блокирование места преступления;

преследование преступника в направлении его удаления, в том числе с использованием служебно-розыскной собаки;

организация наружного наблюдения на железнодорожном, автобусном вокзалах, пристани, в аэропорту;

обследование помещений зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

организация засады у места обнаружения похищенных ценностей;

наведение справок в различных учреждениях;

информирование органов дознания по пути предполагаемого следования преступника;

проведение проверок в камерах хранения личных вещей, в торговых предприятиях на предмет выявления похищенного имущества;

проверка лиц, задержанных вскоре после расследуемого преступления и содержащихся в изоляторе временного содержания;

проверка по местным криминалистическим учетам овд на предмет установления лиц, склонных к правонарушениям, ведущих антиобщественный, аморальный образ жизни, совершающих преступления аналогичным способом;

изучение уголовных дел (находящихся в производстве следователей полиции, прекращенных и приостановленных за неустановлением обвиняемого), возбужденных в связи с преступлениям и против личности;

использование возможностей криминалистических учетов оружия, гильз, пуль, похищенного имущества.

34. Оперативно-розыскная характеристика краж чужого имущества граждан и у юридическихлиц.

Характерной особенностью большинства преступлений против собственности является их тщательная подготовка. Злоумышленники заранее намечают место совершения преступления (склад, магазин, квартира, жилой дом), жертву посягательства (продавца, сторожа, инкассатора, состоятельного бизнесмена), подготавливают орудия преступления (отмычки, иной воровской инструмент, огнестрельное или холодное оружие, денежные куклы и пр.), транспортные средства, приискивают места сбыта похищенного имущества.

Из корыстных преступлений наиболее распространенными являются кражи. Ежегодно в России совершается свыше одного миллиона краж, а их раскрываемость колеблется в пределах 52 — 57%.

Самый очевидный вариант кражи — изъятие имущества в отсутствии собственника и кого бы то ни было. Примером могут служить квартирная кража или кража, сопряженная с противоправным проникновением в производственное помещение, офис или иное хранилище имущества при отсутствии там людей, а также кража имущества, временно оставленного без присмотра в доступном месте.

Имущество как предмет хищения — это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество, как физических, так и юридических лиц. Признак движимости имущества не имеет значения для установления хищения. Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам нельзя похитить тайно (дом, квартира, земельный участок), но можно похитить путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время участились случаи хищения приватизированных квартир. Кроме того, как показывает практика, «недвижимое» имущество в отдельных случаях может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома, снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи или контактного провода на железной дороге, хищение плодородного слоя земли с чужого земельного участка и др.). Кража возможна и в присутствии собственника, но незаметно для него. Тайность изъятия может быть обеспечена особой ловкостью преступника, что имеет место при карманной краже. Преступники используют разнообразные уловки для отвлечения внимания собственника

Преступления против собственности обычно совершают субъекты, только что освободившиеся из мест лишения свободы, а также преступники-гастролеры и проживающие в другом районе, а потому не опасающиеся быть случайно опознанными. Кражи, грабежи, разбои и мошенничества зачастую совершают группы из двух-трех человек. Такие группы бывают довольно устойчивыми. Обычно ими руководят ранее судимые лица, которые знают возможности дактилоскопии, трасологии, почерковедения, отождествления по признакам внешности. Этим и объясняется, что члены таких групп используют перчатки, надевают маски и т.п. Для хранения похищенного оружия они оборудуют специальные тайники.

В системе имущественных преступлений по российскому уголовному законодательству кража традиционно занимает первое место, хотя и не является самым опасным среди них.

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества» (ст. 158 УК). Законодательное определение подчеркивает, во-первых, что кража является формой хищения, следовательно, ей присущи все объективные и субъективные признаки хищения. Во-вторых, определяющим признаком кражи как формы хищения является тайный способ совершения преступления. 1

Тайным является такое изъятие имущества, которое происходит без ведома и согласия собственника или лица, во владении или ведении которого находится имущество, и, как правило, незаметно для посторонних.

Самый очевидный вариант кражи — изъятие имущества в отсутствии собственника и кого бы то ни было.

Подводя итог анализу признаков кражи, можно дать следующее определение: кража — это тайное, без применения насилия, хищение чужого имущества, которое не было вверено виновному и не находилось в его ведении.

Объективная сторона кражи – совершение деяния – тайного изъятия и обращения виновным чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц.

Деяние как объективный признак кражи выражается активных действиях (в изъятии и обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц). При этом такое изъятие является противоправным и безвозмездным.

Объективная сторона кражи заключается в тайном хищении чужого имущества. Под хищением применительно к краже понимается тайное ненасильственное изъятие чужого имущества. «Как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества» (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»1).

Хищение должно квалифицироваться как кража и в тех случаях, когда собственник или владелец имущества либо другие лица, хотя и наблюдают действия похитителя, но по каким-то причинам не обнаруживают своего присутствия, а также в тех случаях, когда они видят само событие завладения имуществом, но не осознают его преступного характера.2

По конструкции состав кражи — материальный, потому что его объективная сторона в качестве обязательного признака включает общественно опасное последствие в виде имущественного ущерба. Кража считается оконченным преступлением с того момента, когда виновный изъял чужое имущество и получил реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению независимо от того, удалось ли ему эту возможность реализовать.

Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика способа действия, которая предполагает «изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц».

Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу обычно происходят одномоментно, совершаются одним действием. Если же процесс хищения имеет протяженность во времени, то именно указание на обращение имущества в пользу виновного характеризует момент окончания преступления, когда виновный противоправно приобретает возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Не утратило значения положение о том, что «хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им»1. Если виновный не получил возможности распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, т. е. не довел преступление до конца по причинам, от него не зависящим, такое хищение нельзя считать оконченным.

Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью. Следовательно, если виновный совершил определенные действия, направленные на завладение чужим имуществом, но еще не получил возможности распоряжаться этим имуществом как своим собственным, содеянное квалифицируется как покушение на хищение. Исключение составляют разбой и вымогательство, вопрос о моменте окончания которых решается иначе.1

В зависимости от квалифицирующих обстоятельств различаются три вида кражи: простая кража, т. е. кража без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158 УК); квалифицированная кража (ч. 2 ст. 158 УК); особо квалифицированная кража (ч. 3 ст. 1

Дата добавления: 2018-05-09 ; просмотров: 2033 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Смирнов Александр Анатольевич. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия дорожно-транспортным преступлениям (Ст. 264 УК РФ) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Санкт-Петербург, 2004 152 c. РГБ ОД, 61:04-12/1960

Глава I. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОРОЖНО-
ТРАНСПОРТНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ 12

1. Возникновение и развитие дорожно-транспортного преступления12

2. Понятие дорожно-транспортного преступления 23

3. Криминологическая характеристика лиц, совершивших дорожно-
транспортные преступления
35

4. Причины дорожно-транспортных преступлений 46

5. Предупреждение дорожно-транспортных преступлений 63

Глава П. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 81

НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ. 81

И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ 81

1, Объект и предмет состава преступления, предусмотренного спи 264 УК РФНарушение правил дорожного движения и эксплуатации

транспортных средств 81

2. Объективная сторона нарушения правил дорожного движения и

эксплуатации транспортных средств , 95

3. Субъект и субъективная сторона нарушения правил дорожного
движения и эксплуатации транспортных средств
113

Актуальность темы исследования. Автомобилизация Российской Федерации в последнее десятилетие нарастает бурными темпами. В отдельных регионах страны (Москва, Калининград) на 1000 жителей уже приходится по 300 автомобилей. Этот фактор вместе с несовершенством автомобильных дорог, низкой правовой культурой водителей обусловливает рост дорожно-транспортных преступлений, повлекших тяжкие последствия.

Ежегодно в России участниками дорожного движения совершаются около 50 тыс. дорожно-транспортных преступлений. В целом же в России в год совершается около 160 тыс. дорожно-транспортных правонарушений, гибнут около 30 тыс. человек и около 180 тыс. получают ранения. По уровню аварийности (с учетом тяжести последствий) наша страна вышла на первое место в мире.

Так, по данным ГИБДД СОБ МВД России, за январь-декабрь 2003 года произошло 175423 дорожно-транспортных преступлений, в которых погибло 32976 человек, ранено 208531. Иными словами, в течение года под колесами автомобилей гибнет и получает ранения такое количество людей, которое сопоставимо с населением среднего российского города.

Согласно некоторым официальным источникам, практически каждый девятый водитель в течение своей жизни получает травму или погибает в автомобильных авариях. Число жертв дорожно-транспортных преступлений в нашей стране в последнее время увеличивается ежегодно в среднем до 10 %. Не удивительно, что «автосмерть» сейчас вышла не третье место после смерти от сердечно-сосудистых и раковых заболеваний. Причем общий риск гибели наиболее выражен при передвижении автомобильным транспортом.

Аналогичные тенденции зафиксированы и в других странах. Примечательно, что они одинаково отчетливо наблюдаются в государствах с различ-

ным социальным строем, уровнем развития экономики, географическим положением и т.д., что, видимо, свидетельствует об интернациональном характере причин, порождающих транспортные преступления. Так, в Японии число дорожно-транспортных преступлений составляет 430-440 тыс. случаев в год, их удельных вес в общей структуре преступности приближается к 30 %. В Германии почти половина дел, которые рассматривают уголовные суды, касается дорожно-транспортных преступлений. Удельный вес этих преступлений в общей структуре преступности в Болгарии составляет 17 %, в Венгрии около 20 %, в Чехии – свыше 20 %. Те же тенденции прослеживаются и в странах Азии, Африки и Латинской Америки 1 .

Интересы защиты общественных отношений в сфере безопасного функционирования транспорта диктуют необходимость постоянного совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с дорожно-транспортными преступлениями. Эффективность этой борьбы во многом зависит от адекватности уголовного закона реалиям социальной действительности, от содержания уголовного законодательства, его соответствии нуждам практики.

Участившиеся проявления этого опасного преступления в нашей стране вызвали со стороны ученых-юристов значительный интерес, который обусловлен как характером и степенью общественной опасности самого преступления, так и сложностью его содержания.

Н.Н. Белокобыльский, В.И. Жулев, В.В. Иванова, А.И. Мамай, В.М. Мешков, В.П. Тихий, А.И. Чучаев и др. в своих работах в той или иной степени затрагивают различные стороны дорожно-транспортного преступления. Однако анализ этих и целого ряда других работ позволяет сделать вывод о том, что рассмотрение различных аспектов носит в достаточной степени фрагментарный характер, труды вышеупомянутых ученых не исчерпали всей проблематики рассматриваемого состава преступления с учетом действующего Уголовного кодекса Российской Федерации и практики его применения.

Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., 2003. С. 13.

Указанные обстоятельства предопределили выбор и актуальность темы исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является исследование комплекса криминологических и уголовно-правовых вопросов, относящихся к дорожно-транспортному преступлению, определение его социально-юридической сущности и места состава в системе Особенной части УК РФ.

В соответствии с этой целью были поставлены и решены следующие задачи:

проведено исследование исторического происхождения и развития дорожно-транспортного преступления;

определено понятие дорожно-транспортного преступления;

дана криминологическая характеристика лиц, совершивших дорожно-транспортные преступления;

– исследованы причины и условия, способствующие дорожно-
транспортным преступлениям;

разработаны в авторском варианте направления борьбы с этим опасным явлением;

дана уголовно-правовая характеристика действующего состава преступления, предусматривающего ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ч. 1 ст. 264 УК РФ);

исследованы квалифицированный (ч. 2 ст. 264 УК РФ) и особо квалифицированный (ч. 3 ст. 264 УК РФ) виды этого преступления.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является реальное состояние общественной опасности и уголовно-правовые средства их обеспечения при осуществлении профилактики и борьбы с проявлением одного из преступных посягательств на общественную безопасность – нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Предметом исследования являются: уголовное законодательство Российской Федерации, действующее и в историческом аспекте, систематическая отчетность, справки, обзоры судебной практики, конкретные уголовные дела о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования является диалектический подход к рассмотрению объекта и предмета исследования с использованием общих и специальных методов научного познания таких, как сравнительно-правовой, статистический, метод моделирования, метод экспертных оценок, социологический и др.

Теоретическую основу составляют труды отечественных и зарубежных авторов по уголовному праву, криминологии, уголовному процессу, криминалистике В.В. Аванесова, А.И. Алексеева, Ю.М. Антоняна, Л.Д. Гаухмана, Я.И. Гилинского, П.С. Дагеля, А.И. Долговой, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Н.С. Лейкиной, В.В. Лунеева, СЮ. Марочкина, Р.И. Михее-ва, А.И. Михлина, В.А. Наумова, Б.С. Никифорова, В.П. Панова, В.И. Пинчука, А.А. Пионтковского, Э.Ф. Побегайло, А.В. Сахарова, В.Я. Тация и др., а также труды представителей дореволюционной правовой мысли Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого.

Нормативную базу диссертационного исследования составляют: Конституция Российской Федерации, действующие уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство России, зарубежное законодательство, руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ, относящиеся к проблемам исследования, а также положения, изложенные в ведомственных нормативных актах, регулирующих безопасность в сфере дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные о состоянии и динамике дорожно-транспортных преступлений, результаты изу-

чения 112 уголовных дел, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Изучены также опубликованные материалы судебной практики. Проведен опрос 86 практических работников: судей, следователей, прокуроров, оперативных работников.

Научная новизна исследования определяется выбором темы (как малоисследованной комплексно в юридической литературе) и кругом выносимых на защиту положений.

В частности, к новым результатам исследования проблемы можно отнести следующее:

авторский вариант анализа исторического опыта становления состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в российском уголовном праве;

определение понятия дорожно-транспортного преступления;

изучение лиц, совершивших дорожно-транспортные преступления;

исследование причин дорожно-транспортных преступлений;

разработанные в авторском варианте рекомендации по предупреждению дорожно-транспортных преступлений;

освещение наиболее существенных и спорных вопросов, связанных с анализом элементов состава рассматриваемого преступления.

Достоверность результатов исследования обеспечивается его методологией и методикой, а также эмпирическим материалом, на котором основываются научные положения, предложения и выводы исследования.

Основные выводы и положения, выносимые на защиту.

1. В Российском уголовном законодательстве содержание норм, предусматривающих ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, претерпело исторические изменения. В развитии данной уголовно-правовой нормы можно выделить три периода: с

начала 20-х до конца 50-х годов; с конца 50-х до конца 60-х годов; с конца 60-х годов и по настоящее время.

2. Не любое дорожно-транспортное пришествие является дорожно-
транспортным преступлением, а лишь то, которое повлекло последствия, пре
дусмотренные Уголовным кодексом России.

Наиболее значимые признаки социального портрета лица, совершающего дорожно-транспортное преступление: в подавляющем большинстве мужчина от 26 до 40 лет, имеющий стаж управления транспортным средством до 1 года, ранее, как правило, привлекавшийся к различного рода ответственности за дорожно-транспортные происшествия, в большинстве случаев положительно характеризующийся по месту работы и месту жительства.

Исследование специальной литературы и материалов уголовных дел, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств показало, что причинами дорожно-транспортных преступлений являются:

умышленное нарушение водителем транспортного средства правил дорожного движения;

физический недостаток лица, управляющего транспортным средством (сон за рулем, переутомление и т.д.);

несоответствующее техническое состояние транспортного средства;

5. Основные направления профилактики дорожно-транспортных престу
плений следующие:

– разработка и реализация долгосрочных комплексных программ по пре
дупреждению транспортных правонарушений, предусматривающих меры со
циально-экономического характера;

– совершенствование законодательных и нормативных актов, регламен
тирующих уголовную, административную, дисциплинарную и гражданско-
правовую ответственность за нарушение правил дорожного движения и экс-

плуатации транспорта, а также документов, регулирующих служебное (ведомственное) расследование дорожно-транспортных преступлений;

Читайте также:  Перечень должностей, виды обязательств и условия наступления полной материальной ответственности работника перед работодателем

– совершенствование практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о дорожно-транспортных преступлениях;

повышение уровня профессиональной подготовки работников транспорта, а также водителей индивидуальных транспортных средств.

6. Родовым объектом нарушения правил дорожного движения и эксплуа
тации транспортных средств выступают охраняемые уголовным законом об
щественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность. Непо
средственным объектом рассматриваемого преступления является безопас
ность функционирования (движения и эксплуатации) всех видов механических
транспортных средств, о которых говорится в примечании к ст. 264 УК РФ.

7. Объективная сторона, рассматриваемого преступления может выра
жаться как в форме действия, так и в форме бездействия и включает в себя со
вокупность следующих признаков:

а) нарушение правил безопасности движения или эксплуатации механи
ческих транспортных средств;

б) наступление определенных последствий;

в) причинную связь между фактом нарушения правил и наступившими в
результате последствиями.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ является вменяемое физическое лицо, управляющее транспортным средством и достигшее 16-летнего возраста. Однако понятие «лицо, управляющее транспортным средством» не всегда означает, что именно данное лицо в момент происшествия должно обязательно находиться за рулем.

Субъективная сторона нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности. При умышленном причинении вреда с помощью транспортных средств уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ

исключается, а содеянное подлежит квалифицировать по соответствующим статьям об умышленных преступлениях против личности.

Теоретическая и практическая значимость исследования. В теоретическом плане могут представлять интерес положения работы о сущности дорожно-транспортного преступления, проблемах уголовно-правового аспекта этого понятия.

Предложения, обоснованные и сформулированные в работе, могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства.

Внедрение в деятельность правоприменительных органов рекомендаций, разработанных в процессе исследования, позволит избежать нередких ошибок в их правоприменительной деятельности.

Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе по курсам Особенной части уголовного права, криминологии, а также в системе повышения квалификации следователей, оперативных и других работников, ведущих борьбу с этими преступлениями.

Апробация результатов исследования» Рукопись диссертации была обсуждена и одобрена на заседании кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России. Результаты исследования получили апробацию в публикациях по теме исследования, а также в выступлениях автора на международных и российских научно-практических конференциях: «Проблемы реформы уголовного судопроизводства в Российской Федерации» (Санкт-Петербург, 26 марта 2001 г.); «МВД России – 200 лет: история и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г.); «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: перспективы развития и проблемы правоприменения» (Санкт-Петербург, 29 ноября 2002 г.); «Совершенствование правовой базы и взаимодействия правоохранительных органов различных государств в борьбе с терроризмом и экстремизмом» (Санкт-Петербург, 13 мая 2003 г.); «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ – год

спустя. Актуальные проблемы применения» (Санкт-Петербург, 24 октября 2003 г.), а также в опубликованных автором научных работах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографии.

Современные теоретические концепции предупреждения преступлений и их практическая реализация в деятельности органов внутренних дел: оценка криминологической эффективности

Наиболее простое объяснение тому, почему люди не совершают преступлений, по мнению ученых и практических работников правоохранительных органов, сводится к нескольким причинам.

Во-первых, у определенной категории лиц существует отвращение к преступному миру, отрицательное отношение к преступлениям и преступникам. Таких людей подавляющее большинство. Они в силу своей нравственности, уровня культуры и образования, здорового образа жизни далеки от нарушения норм уголовного права. Подобные люди не совершают преступлений потому, что это не соответствует их взглядам, целям, потребностям и т.д. Поведение их правомерно не потому, что так лучше, выгоднее, безопаснее, а потому, что иначе они вести себя не могут. В данном случае ведущую роль играет не внешняя атрибутика, а личностные характеристики, идущие изнутри: честь, достоітство, ответственность и т.д. Такие люди не нуждаются, чтобы их удерживали от преступлений, они не способны их совершить.

Во-вторых, есть люди, которые всегда взвешивают благоприятные и неблагоприятные последствия своих действий. Убеждаясь, что наказание за преступление – весьма тяжкое последствие, они приходят к выводу, что совершение преступления – дело для них невозможное, невыгодное, нецелесообразное. Эти люди не совершают преступлений потому, что боятся наказания. На таком понимании мотивов человеческого поведения строится известная уголовно-правовая концепция общего предупреждения, входящего в систему профилактики правонарушений.

Однако существуют люди, которых не удерживает от преступлений угроза наказания, поэтому их надо остановить, необходимо упредить преступление. Итак, в-третьих, люди не совершают преступлений, поскольку правоохранительными органами проводится соответствующая работа. Работает «силовая система», препятствующая реализации преступного замысла. Люди не совершают преступлений потому, что им противостоят правоохранительные органы. Однако, принимая во внимание, что предупредить все преступления невозможно, вполне объясним тот факт, что определенное количество преступлений все-таки совершается.

Рассматривая вопросы, связанные с современными теоретическими концепциями предупреждения преступлений, следует подчеркнуть, что подобный опыт в основном получил развитие в 60-е – 80-е годы прошлого столетия, поскольку именно на данный период, как уже отмечалось, приходится возрождение отечественной криминологической науки, одним из элементов которой является как раз предупреждение преступности.

В результате исследований, проведешіьіх в 60-80-х годах XX века, дана подробная понятийно-классификационная характеристика предупреждения преступности, определены его цели и задачи, уровни, информационные, организационные, правовые и тактические основы, сформулированы другие концептуальные положения2.

Разумеется, что данные положения, основополагающие идеи, касающиеся предупреждения преступности, базировались на реалиях и методологических постулатах того времени. Сегодня, как известно, ситуация резко изменилась. Однако это вовсе не означает, что весь научный багаж и практический опыт прошлого должны быть отброшены, что в современных условиях надлежит целиком переписывать теорию предупреждения преступности, создавая новую систему профилактики и механизмы ее деятельности.

По мнению ученых, свою несомненную ценность не утратили многие теоретические положения, относившиеся к характеристике понятия и сущности профилактики, ее месту в системе мер борьбы с преступностью, разновидностей профилактики, их социальной направленности. Ряд концептуальных идей, касающихся построения системы предупреждения преступности, правовых, организационных, ресурсных, информационных и иных предпосылок и условий ее функционирования могут быть с успехом использованы (а в некоторой степени уже используются) для построения современной модели предупреждения преступлений1. Другими словами, искать новые формы, пути и средства – не значит игнорировать уже накопленный опыт.

Разработка общетеоретических основ предупреждения преступности в новых экономических, социальных, политических условиях (после начала реформ) была продолжена в исследоваїгаях, осуществленных в 90-х годах XX века

Свой вклад в разработку концептуальных положений теории предупреждения преступности внесли авторы, обращавшиеся в разное время к конкретным аспектам данной проблемы. Это работы, в которых: раскрыт предупредительный потенциал различных отраслей права (законодательства), дана характеристика отдельных видов и направлений предупреждения преступности, рассмотрены особешюсти предупреждения отдельных видов преступлешш

Предупреждение и профилактика правонарушений несовершеннолетних силами ОВД: проблемы и перспективы

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 09.02.2020 2020-02-09

Статья просмотрена: 1618 раз

Библиографическое описание:

Шароян, Ю. К. Предупреждение и профилактика правонарушений несовершеннолетних силами ОВД: проблемы и перспективы / Ю. К. Шароян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 6 (296). — С. 154-158. — URL: https://moluch.ru/archive/296/67220/ (дата обращения: 25.02.2021).

В статье рассматриваются актуальные проблемы предупреждения и профилактики правонарушений несовершеннолетних силами полиции. Автор приходит к выводу, что предупреждение деликтного поведения подростков требует комплексного подхода, объединения усилий многих субъектов (правоохранительных органов и институтов гражданского общества), постоянного сочетания мер общего, специального и индивидуального предупреждения на всех этапах превентивной работы.

Ключевые слова: полиция, несовершеннолетние, профилактика правонарушений.

The article discusses the current problems of the prevention and prevention of juvenile delinquency by the police. The author concludes that the prevention of tortious behavior of adolescents requires an integrated approach, the combined efforts of many actors (law enforcement agencies and civil society institutions), a constant combination of general, special and individual warnings at all stages of preventive work.

Keywords: police, minors, crime prevention.

Защита прав и интересов несовершеннолетних — обязанность любого сообщества. В качестве социально-демографической группы они должны воспитываться и формироваться в системе существующих социальных взаимодействий. Однако за передовой чертой развития можно наблюдать проблемы и противоречия развития личности именно в данных возрастных границах. При этом в системе правоохранительных органов именно ОВД выступают основным субъектом предупреждения и профилактики правонарушений среди несовершеннолетних.

Сегодня именно сотрудники полиции — основное звено превентивной административной деятельности по предупреждению и пресечению деликтов не достигших совершеннолетия лиц сосредоточено на полиции. И это не удивительно, ведь полиция является завершающим «звеном цепи» в системе государственных органов и учреждений предупреждения безнадзорности и административных правонарушений несовершеннолетних лиц, значение ее продуктивной работы заключается, с одной стороны, в нейтрализации тех неблагоприятных последствий, которые порождены неэффективностью профилактической деятельности остальных органов, учреждений и институтов на более ранних этапах профилактики, а с другой стороны, в претворении в жизнь превентивных мероприятий непосредственно с несовершеннолетними лицами, поведение которых приобрело максимальные формы отклонения от норм поведения в социуме [1, с. 246].

В современном мире большое значение имеет правовое воспитание несовершеннолетних. Основы мировоззрения, взгляды на жизнь, привычки поведения, закладываются в раннем возрасте, необходимо, чтобы уже в этом возрасте несовершеннолетние получали представление о своем правовом статусе, о праве, как регуляторе общественных отношений, и осознавали, что противоправные деяния влекут за собой соответствующую ответственность. Поэтому одним из направлений совершенствования профилактической деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ОВД (далее по тексту — ПДН) является ранняя профилактика противоправного поведения подростков, осуществляемая сотрудниками ПДН в процессе совместной с руководителями и педагогами общеобразовательных школ и колледжей педагогическая деятельность.

Вторым направлением совершенствования профилактической деятельности ПДН, является овладение сотрудниками последних социальной и педагогической техникой, которая необходима для достижения целей профилактической деятельности. Практика показывает, что зачастую сотрудники ПДН не всегда в процессе проведения профилактической работы с подростками должным образом владеют социальной и педагогической техникой, то есть теми специальными социально-педагогическими действиями, средствами, приемами, которые наиболее эффективно могут быть использованы в педагогическом общении с подростками. Педагогическое общение выступает обязательным элементом педагогической профилактики и представляет собой специально организованное по инициативе сотрудника ПДН и управляемое им социально-психологическое взаимодействие с подростком. Обмен информацией в сочетании с оказанием воспитательного воздействия с использованием различных коммуникативных средств является содержанием педагогического общения. При отсутствии у сотрудника ПДН должного уровня во владении социально — педагогической техникой, при неправильной организации им педагогического общения с подростком цели профилактики, скорее всего, достигнуты не будут, а, следовательно, подросток по-прежнему будет оставаться в группе риска.

В используемой при проведении индивидуальных профилактических бесед сотрудником ПДН социально-педагогической технике выделяют три основных направления: 1) использование речевых (вербальных) средств (прежде всего это слова, которые использует сотрудник, стиль общения, построение фраз и т. п.); 2) использование невербальных (неречевых) средств (мимики, жестикуляции, прикосновения и т. п.); 3) обстановка, в которой данное взаимодействие осуществляется, и использование поведенческих средств (помещение, мебель, техника, а также поза, дистанцирование и перемещение сотрудника ПДН в процессе воспитания и т. п.).

Третьим направлением совершенствования профилактической деятельности ПДН выступает обучение его сотрудников методам и средствам для использования психолого-педагогического инструментария в деле профилактики подростковой преступности.

Четвертое направление совершенствования профилактической деятельности ПДН — подготовка в вузах МВД специалистов для ПДН, которые обладали бы необходимыми социально-психолого-педагогическими компетенциями, а также умениями и практическими навыками в организации и проведении эффективной научно-обоснованной профилактической воспитательной деятельности с подростками, способностью и готовностью их применить в своей практической профессиональной деятельности.

Характерная чертп преступности несовершеннолетних — ее групповой характер. По данным исследования Л. М. Прозументова, среди школьников 10–11 классов почти половина (48 %) имеют опыт участия в драках, против личности в группе совершаются почти 70 % общественно опасных деяний, практически во всех деяниях данного вида участниками являются малолетние [4, с. 48–49]. При этом, как свидетельствует практика, работу по выявлению групп криминогенной направленности, а также установлению их лидеров осуществляют инспекторы ПДН во время проведения мероприятий общей и индивидуальной профилактики. К сожалению, проблем в этой сфере еще весьма предостаточно. В настоящее время работа с криминогенными группами ведется по остаточному принципу, соответственно, наиболее отвечающей современным реалиям задачей в современных условиях продолжает оставаться разобщение криминогенных групп несовершеннолетних. Это разобщение можно провести с использованием ситуации внутригруппового конфликта или оказания воздействия на родителей и других законных представителей для того, чтобы они оказали на них воздействие и пресекли негативное влияние группы. Но это возможно только в той ситуации, когда родители сами ведут законопослушный образ жизни. Однако, как показывает практика, большинство несовершеннолетних преступников происходят из неблагополучных семей, поэтому говорить в данном случае о позитивном воздействии их родителей (законных представителей) не приходится [2, с. 52].

Не вызывает удивления факт, что эта работа ведется по остаточному принципу, еще и потому, что, несмотря на широкое определение функций ПДН в ст. 21 Закона № 120-ФЗ и обозначение законодателем значительного круга объектов воздействия, криминогенные группы несовершеннолетних среди них вообще не упоминаются. Лишь п. 95 Инструкции по организации ПДН, утвержденной приказом МВД России от 15 октября 2013 г. № 845, говорит о деятельности сотрудников ПДН в целях профилактики групповых правонарушений несовершеннолетних.

Данный пробел законодательной регламентации вызывает удивление, поскольку очевидно, что характерной чертой преступного и иного отклоняющегося поведения несовершеннолетних являлся и продолжает оставаться его групповой характер, обусловленный их возрастными особенностями. Соответственно, полагаем, что следует внести в ст. 5 и ст. 21 Закона № 120-ФЗ изменения, касающиеся обязанности ПДН осуществлять профилактическую работу в отношении криминогенных групп несовершеннолетних.

Далее обратимся к такой проблеме, как безнадзорность несовершеннолетних. В профилактических целях такого негативного, антисоциального явления, как безнадзорность несовершеннолетних, необходимо разработать и внедрить при непосредственном участии специализированных подразделений ОВД программы, касающиеся организации обучения, труда, оздоровительного отдыха и досуга несовершеннолетних. К сожалению, на сегодняшний день приходится отмечать нехватку нормативно-правовой базы по рассматриваемой проблематике на всех уровнях законотворческой деятельности. При этом особо стоит вопрос о необходимости конкретизации полномочий по применению сотрудниками подразделений по делам несовершеннолетних мер профилактики безнадзорности в подростковой среде [3, с. 4–5].

Меры ранней профилактики правонарушений среди подростков должны быть направлены на предупреждение формирования антиобщественной направленности личности, ресоциализации тех подростков, которые еще не совершили правонарушение, но у которых эта направленность выявлена. В связи с этим, возрастает значение деятельности органов исполнительной власти и ОМС по предупреждению административной деликтности несовершеннолетних.

На наш взгляд, самыми эффективными мероприятиями в сфере профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются следующие.

  1. Профилактические беседы и выступления среди учащихся образовательных организаций. Тема таких бесед может быть различной в зависимости от возраста и категории слушателей. Особо следует отметить, что проведение таких бесед должно проходить с обязательным участием психологов. Психологическая диагностика даст возможность проведения мероприятий по коррекции поведения, позволит на ранних этапах выявить подростков, которые имеют склонность к самовольному уходу, предупредить повторные самовольные уходы и их последствия.
  2. Обеспечение трудовой, досуговой и каникулярной занятости несовершеннолетних. Осуществление такой работы возможно только во взаимодействии с центрами занятости населения.
  3. Своевременная помощь (социальная, психологическая, педагогическая) и работа с семьями. Говоря об оказании указанных видов помощи, обратим внимание на знание сотрудником подразделения по делам несовершеннолетних основ построения государственной системы социальной помощи (субъекты и виды социальной помощи), психологических особенностей личности, педагогических приемов и т. д.
  4. Назначение наставника из числа сотрудников ОВД либо из числа сотрудников образовательной организации. Особенно важно их закрепление за такими несовершеннолетними, которые склонны к самовольному уходу или уже уходили из дома. Считаем возможным и использование института общественных воспитателей. Вышеназванную меру необходимо применять в целях совершенствования системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, увеличения роли общества в воспитании несовершеннолетних.
  5. Постановка несовершеннолетнего на внутришкольный учет. Это основное превентивное мероприятие, которое направлено на оперативное выявление детей и семей «группы риска», точечную целенаправленную работу с ними, изучение их окружения, психологическое сопровождение и взаимодействие с родителями до того момента, когда подросток совершит противоправные действия либо самовольный уход и будет поставлен на учет в ОВД либо в районных (городских) комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав. Поэтому задача школы заключается в предотвращении негативных последствий безнадзорности, возвращении ребенка к нормальной школьной жизни.
  6. Целесообразно открывать и расширять в регионах сеть специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа для трудновоспитуемых подростков. Открывать детские комнаты и восстановить должности педагогов-организаторов по месту жительства. Повсеместно ввести должность «школьного» инспектора полиции в общеобразовательных учреждениях.
  7. Также считаю необходимым повысить уровень идеологического противодействия религиозно-политическому экстремизму, активно привлекая к этой работе представителей государственной власти, местного самоуправления, духовенства, педагогических коллективов и средства массовой информации. С этой целью — ввести в учреждениях высшего и профессионального образования спецкурс, раскрывающий сущность религиозно-политического экстремизма и обеспечить выпуск соответствующей учебно-методической и научно-популярной литературы.
  8. Правовой статус ОВД в части предупреждения административной деликтности несовершеннолетних на современном этапе должен развиваться в следующих направлениях:

– предоставление основных функций предупредительной деятельности территориальным органам внутренних дел;

– усиление требований по соблюдению законности, обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних граждан;

– последовательное утверждение в деятельности полиции принципа высокого профессионализма;

– оптимальное сочетание видов профилактики правонарушений несовершеннолетних: социальной, специальной, общей, групповой и индивидуальной, ранней, непосредственной;

– восстановление специальных полицейских подразделений по профилактике правонарушений несовершеннолетних в образовательных учреждениях среднего образования (школьных инспекторов полиции);

– развитие информационно-аналитической основы деятельности полиции, использование методов прогнозирования, планирования, программирования.

Для повышения качества административной деятельности подразделений полиции по делам несовершеннолетних считаем, что данную службу рационально комплектовать сотрудниками, которые имеют профильное образование и опыт работы с детьми. Для этого во всех образовательных организациях МВД России следует уточнить и внедрить учебную программу подготовки квалифицированных специалистов по данному направлению с профилем специальности — правоохранительная деятельность, специализация — административная деятельность ОВД, профиль подготовки — деятельность инспекторов по делам несовершеннолетних ОВД.

Требуется искоренить факты привлечения инспекторов полиции по делам несовершеннолетних к работе, не связанной с решением их основных задач и выполнением функций [5, с. 44]. С этой целью ст. 5 Инструкции по организации деятельности ПДН мы полагаем необходимым дополнить предложением следующего содержания: «По выявленным фактам привлечения сотрудников по делам несовершеннолетних органов внутренних дел к деятельности, не связанной с выполнением возложенных на них обязанностей, проводятся служебные проверки с привлечением руководителей допустивших указанные нарушения к дисциплинарной ответственности».

Также считаем важным создание на базе центрального аппарата МВД России отдельного, единого для всей РФ специализированного сайта подразделений по делам несовершеннолетних. На сайте целесообразно публиковать свежие новостные блоки, всю статистическую информацию, контакты руководителей подразделений по делам несовершеннолетних, историческую справку о становлении и развитии отечественных органов и учреждений по противодействию безнадзорности и правонарушениям несовершеннолетних лиц, особенности подготовки кадров, опросы общественного мнения, вопросы взаимодействия с иными органами и учреждениями системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, нормативно-правовые документы, перспективы международного сотрудничества. Особый акцент следует сделать на «на усиление борьбы с безнадзорностью и беспризорностью несовершеннолетних, активизацию мер по профилактике правонарушений несовершеннолетних, а также работу по противодействию вовлечения детей и подростков в криминальную деятельность» и иных передовых формах и методах упредительной административной деятельности по профилактике предделиктного поведения и деликтов несовершеннолетних лиц.

Реализация данных направлений будет способствовать совершенствованию предупреждения административных правонарушений несовершеннолетних органами внутренних дел (полицией).

  1. Верстов, В. В. Правовое регулирование деятельности подразделений по делам несовершеннолетних по профилактике правонарушений несовершеннолетних / В. В. Верстов, И. К. Харитонов // Общество и право. — 2014. — № 4 (50). — С. 244–248.
  2. Зайко, Т. М. О системе профилактики правонарушений несовершеннолетних / Т. М. Зайкко // Уголовное право и криминология. — 2017. — № 1. — С. 51–54.
  3. Ищенко, Е. В. Приоритетные направления деятельности подразделений по делам несовершеннолетних в профилактике самовольных уходов детей / Е. В. Ищенко // Наука. Мысль: электронный периодический журнал. — 2017. — № 3–1. — С. 3–5.
  4. Прозументов, Л. М. О показателях, характеризующих преступность несовершеннолетних в Российской Федерации / Л. М. Прозументов // Вестник Томского госуниверситета. Право. — 2016. — № 2 (20). — С. 48–53.
  5. Сухарев Д. А. Задачи органов внутренних дел по борьбе с правонарушениями несовершеннолетних / Д. А. Сухарев // Ex jure. — 2019. — № 8. — С. 41–45.
Ссылка на основную публикацию