Признание завещания недействительным

Любое завещание может быть оспорено в суде, но далеко не каждое будет признано недействительным. Чтобы добиться своего нужно учитывать перечень возможных ситуаций, при которых документ действительно можно опротестовать, а также строго следовать процедуре.

Основания признания завещания недействительным

В каких случаях завещание может быть опротестовано или признано ничтожным:

Частичная и полная недействительность

При опротестовании завещания не обязательно отменять его действие целиком. Если нужно подкорректировать только конкретные пункты, это можно указать в исковом заявлении. Подобное может потребоваться в тех случаях, когда завещатель допустил ошибки при составлении документа или указал в качестве наследуемого имущества те вещи и/или объекты, которые ему на самом деле не принадлежат.

Пример: У завещателя в собственности есть большой земельный участок. К нему примыкает другой, аналогичный, но принадлежащий детям. Завещатель пользовался обоими участками с одинаковым успехом, и длительное время считал их своими. Он ошибочно вписывает оба участка в завещание, указывая их как одну общую территорию. Этот момент можно опротестовать, но не отменять действие документа целиком.

Что не является причиной признания недействительным

Согласно ст.1131 ГК РФ (часть третья), описки, ошибки в написании слов и другие подобные мелкие проблемы, допущенные при составлении завещания, не могут быть основанием для признания документ недействительным. Исключение делается только для тех ситуаций, когда описки или ошибки не позволяют четко понять волю завещателя.

Исковое заявление о признании завещания недействительным (образец)

Важные элементы иска:

  1. Название суда.
  2. Информация об истце и ответчике (ФИО и адрес).
  3. Информация о третьих лицах (например, о нотариусе).
  4. Цена иска.
  5. Текст заявления.
  6. Требования истца.
  7. Перечень документов.
  8. Подпись и дата.

Скачать образец искового заявления для признания завещания недействительным

Как завещание признать недействительным

Чтобы признать завещание недействительным необходимо подать иск в суд и дождаться принятия его решения.

Порядок действий

В зависимости от принятого решения, дальнейшие действия могут отличаться. Если суд посчитал, что завещание сохраняет свою силу, то истец может подать протест. В случае принятия положительного решения суда, его нужно направить нотариусу, занимающемуся наследственным делом.

Если имущество уже получено наследником, то после признания завещания недействительным, он обязан передать его новому собственнику. В случае отказа – решение суда передается в исполнительную службу.

Особенности процедуры

В ряде случае суд имеет полное право отказать в принятии заявления или отложить его рассмотрение до того момента, когда все ошибки, допущенные при составлении, будут исправлены.

К таким ошибкам относятся:

Полностью отказать в принятии заявления можно в следующих ситуациях:

Требуемые документы

К исковому заявлению прилагаются доказательства вины ответчика, которые могут стать причиной признания завещания недействительным. Кроме этого, к иску нужно приложить:

Дополнительно можно приложить правоустанавливающие документы на собственность, которая отойдет (или отошла) лицу, указанному в завещании, а также любые другие документы, способные доказать правоту истца.

Каждому лицу, участвующему в судебном процессе, требуется своя копия заявления.

Расходы на процедуру

До судебного разбирательства или в его процессе может потребоваться проводить экспертизу подписи или посмертную проверку завещателя. Это платные процедуры. Первая обойдется примерно в 6,5 тысяч рублей, вторая, от 20 тысяч и больше. Кроме этого нужно заплатить государственную пошлину, которая варьируется в зависимости от стоимости иска (цены наследуемого имущества). Определяется не как цена всей собственности по завещанию, а как стоимость только тех объектов, права на которые планируется оспорить.

Пример: Иван Иванович передает квартиру и машину по завещанию Василию. Анна хочет оспорить завещание, и если насчет машины у нее особых претензий нет, то квартиру отдавать Василию она не планирует. Цена иска будет равна оценочной стоимости квартиры (определяется оценочной компанией. Такой документ все равно нужен при оформлении наследства у нотариуса).

Если стоимость имущества меньше 20 тысяч рублей, то истцу придется заплатить 4% от его стоимости, но не менее 400 рублей. Если же имущество стоит больше 1 миллиона, то размер оплаты будет составлять 0,5% от суммы, превышающей 1 миллион + 13,2 тысяч рублей, но не более 60 тысяч. Отдельно определяется стоимость имущества ценой от 20 до 100 тысяч, от 100 и до 200 тысяч, а также от 200 тысяч и до 1 миллиона.

Сроки

Подавать исковое заявление для оспаривания завещания можно только после смерти завещателя. Даже если есть обоснованные подозрения, что документ оформлен неверно, нужно ждать и собирать доказательства. Сразу после смерти завещателя можно подавать заявление в суд. Чтобы избежать многочисленных проблем с передачей имущества из одних рук в другие, рекомендуется сделать это до окончания 6 месяцев ведения наследственного дела. Но даже если срок пропущен, это не проблема, ведь срок исковой давности по делам такого типа составляет 3 года.

В какой суд подавать заявление

Исковое заявление подается в суд по месту нахождения имущества (или самой большой/дорогостоящей его части). Если самостоятельно добраться до суда по тем или иным причинам невозможно, заявление можно направить по почте заказным письмом с уведомлением.

Кто может подавать иск

Экспертиза

Выделяют две экспертизы, которые проводятся для признания завещания недействительным:

Экспертизы могут проводиться до подачи иска. В таком случае отчеты следует приложить к заявлению в качестве доказательства.

Если в отчете не будет точной информации и/или эксперт не сможет сделать однозначный вывод, скорее всего суд такой документ учитывать не будет.

Судебная практика

Пример: 15.11.2017 года. Дело №2-1000/17. Московская область. Завещатель при жизни обещала передать после смерти все имущество своей внучке. После смерти, как выяснилось, завещателем было оставлено завещание на другого наследника. В документе внучка не упоминалась вовсе. Ссылаясь на то, что завещатель неправильно составила документ и не так поняла нотариуса, внучка подает иск на наследника по завещанию с целью признать документ недействительным. В качестве доказательства своей правоты внучка использует показания двух свидетелей. Они подтверждают, что завещатель действительно обещала передать все имущество истцу. Документальных доказательств этому нет. Ответчик приводит документальное доказательство нотариуса: завещание было составлено строго по закону, завещатель понимала, что делает, четко отвечала на все вопросы, подтвердила, что именно в такой форме она хочет видеть этот документ. Решение суда: отказать истцу в признании завещания недействительным в связи с недостатком доказательств.

Пример: 30.10.2017 года. Дело №2-1438/2017. Самарская область. Завещатель страдал от алкогольной зависимости. Из-за этого он развелся с женой и перестал видеться с детьми. До этого момента за ним ухаживали и всеми доступными силами боролись с зависимостью. В процессе развода завещателю была приобретена коммунальная квартира, куда он и съехал, практически исключив общение с родственниками и детьми. После его смерти выяснилось, что коммунальная квартира завещана никому не известной женщине. Дети усопшего подали иск в суд для признания завещания недействительным, так как оно явно было составлено в состоянии алкогольного опьянения. Ответчица-наследник по завещанию, утверждала, что завещатель практически не пил и она с ним сожительствовала. Соседи не подтверждают этого факта. На завещателе огромный долг за коммунальные услуги, квартира содержится не в должном виде, кроме того, смерть наступила в результате распития алкогольных напитков в квартире посторонних людей. На основании доказательств, суд принял решение о признании завещания недействительным.

В большинстве случае, суд старается сохранить завещание в силе. Решение о признания документа недействительным принимается редко, только при наличии неопровержимых, веских доказательств. На примере указанных выше случаев из практики, в первом случае у истца не было ничего, кроме показания двух свидетелей. Во втором — есть наглядные подтверждения алкогольной зависимости. Результат: в первом случае документ сохранил свою силу, во втором — завещание признано недействительным.

Последствия

Вне зависимости от сложившейся ситуации, если наследники по завещанию попутно являются наследниками по закону, и они не признаны недостойными, то после отмены завещания они имеют полное право на часть имущества.

На бесплатной консультации мы ответим на возникающие вопросы, связанные с наследственными делами и готовы предоставить свою помощь в плане подготовки документов, иска и работы с судом.

Для вас работают БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ! Если вы хотите решить именно вашу проблему, тогда:

Дело N60-КГ16-1. О признании завещания недействительным.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 5 апреля 2016 г. N 60-КГ16-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кучеренко Д.Э. к Ткачу Д.Г. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Кучеренко Д.Э. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 24 августа 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Кучеренко Д.Э. обратилась в суд с иском к Ткачу Д.Г. о признании завещания недействительным, ссылаясь на то, что она является дочерью Кучеренко Э.Ю., умершего 22 марта 2013 г. При обращении к нотариусу с заявлением о вступлении в наследство ей стало известно, что имеется завещание Кучеренко Э.Ю. от 13 сентября 2011 г., по которому принадлежащая ему квартира по адресу: завещана в равных долях ответчику, являющемуся двоюродным братом наследодателя, и Кучеренко Е.Э. Истец полагает, что вследствие перенесенного в 2008 г. ишемического инсульта Кучеренко Э.Ю. на момент составления и подписания завещания не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 апреля 2015 г. исковые требования удовлетворены, завещание Кучеренко Э.Ю. от 13 сентября 2011 г. признано недействительным.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 24 августа 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе Кучеренко Д.Э. ставится вопрос об отмене апелляционного постановления, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 2 марта 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу апелляционного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 13 сентября 2011 г. нотариусом Петропавловск-Камчатского нотариального округа Камчатского края Цысь О.В. удостоверено завещание Кучеренко Э.Ю., согласно которому квартиру по адресу: – он завещает в равных долях своей дочери Кучеренко Е.Э. (дата рождения – г.) и двоюродному брату Ткачу Д.Г. (дата рождения – г.) (т. 1, л.д. 40).

Кучеренко Э.Ю. умер 22 марта 2013 г. После его смерти открылось наследство, в состав которого вошла указанная квартира (т. 1, л.д. 27, 46, 47).

Дочь Кучеренко Э.Ю. – Кучеренко Д.Э. 30 апреля 2013 г. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства по закону (т. 1, л.д. 38).

3 июня 2013 г. с заявлением о принятии наследства по завещанию к нотариусу обратился Ткач Д.Г. (т. 1, л.д. 38).

От других наследников заявлений о принятии наследства, выдаче свидетельств о праве на наследство или об отказе от наследства нотариусу не поступало.

Определением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 31 января 2014 г. по делу была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза с целью установления психического состояния Кучеренко Э.Ю. в период с февраля по сентябрь 2011 года, проведение экспертизы поручено автономной некоммерческой организации “Центр криминалистических экспертиз” (т. 1, л.д. 117 – 120).

Согласно заключению судебно-психиатрического эксперта от 13 мая 2014 г. N на момент составления завещания 13 сентября 2011 г. Кучеренко Э.Ю. страдал органическим расстройством личности в связи с сосудистыми заболеваниями, психическое расстройство на момент составления завещания лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими в связи с наличием у него выраженных интеллектуально-мнестических и эмоционально-волевых нарушений с отсутствием критических и прогностических способностей, что привело к невозможности целостного восприятия происходящих событий и всех юридических последствий заключаемой сделки (т. 1, л.д. 126 – 143).

В связи с возникшими сомнениями в правильности и обоснованности данного экспертного заключения по ходатайству ответчика определением Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 2 июля 2014 г. по делу была назначена повторная посмертная судебно-психиатрическая медицинская экспертиза, проведение которой поручено государственному бюджетному учреждению здравоохранения “Камчатский краевой психоневрологический диспансер” (т. 1, л.д. 186 – 189).

Согласно заключению судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 27 февраля 2015 г. N 1235 Кучеренко Э.Ю. обнаруживал признаки органического расстройства личности в связи с сосудистым заболеванием, отмечающееся у него психическое расстройство в юридически значимый период сопровождалось неспособностью к смысловой оценке ситуации, осознанию юридических особенностей сделки и прогноза ее последствий, а также нарушением критических функций, целенаправленности и регуляции своих действий, поэтому в момент составления завещания он не мог понимать значение своих действий и руководить ими (т. 1, л.д. 229 – 237).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, оценив в совокупности имеющиеся доказательства, в том числе и заключения экспертов по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом фактических обстоятельств дела пришел к выводу о том, что наследодатель по своему психическому состоянию при составлении и подписании завещания не понимал значение своих действий и не мог руководить ими, в связи с чем признал оспариваемое завещание недействительным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, сослался на свидетельские показания и объяснения нотариуса, указав на отсутствие доказательств, подтверждающих, что Кучеренко Э.Ю. на момент составления завещания не понимал значение своих действий и не мог руководить ими. Суд критически отнесся к заключениям экспертов в актах судебных экспертиз, указав, что в них не в полной мере отражены основания, по которым эксперты пришли к выводу о неспособности наследодателя отдавать отчет своим действиям. Суд отметил, что у Кучеренко Э.Ю. имелось неврологическое расстройство, которое само по себе не равноценно психическому расстройству, в то время как показания свидетелей и документально подтвержденные действия Кучеренко Э.Ю. опровергают выводы медицинских экспертиз. При таких обстоятельствах, по мнению суда апелляционной инстанции, оспариваемое завещание соответствовало волеизъявлению наследодателя.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное постановление принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного кодекса , влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок ( § 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Положениями пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Читайте также:  ПФР Московская область, Краснознаменск, ул. Победы, 7/1: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

С учетом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 названного кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами ( статья 67 , часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Согласно части 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

С учетом изложенных норм права заключение экспертизы не обязательно, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

Не согласившись с заключениями экспертов, проводивших первичную и повторную судебно-психиатрические экспертизы, суд апелляционной инстанции сослался на показания свидетелей и объяснения нотариуса, удостоверившего оспариваемое завещание, по мнению которых наследодатель в период составления и подписания завещания был вменяемый, адекватный и способный понимать значение своих действий. Суд указал, что показания свидетелей опровергают выводы судебных экспертов.

Между тем в соответствии с частью 1 статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Таким образом, свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, свидетельствующие об особенностях поведения наследодателя, о совершаемых им поступках, действиях и об отношении к ним.

Установление же на основании этих и других имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных познаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают.

Как следует из заключения судебно-психиатрического эксперта автономной некоммерческой организации “Центр криминалистических экспертиз” от 13 мая 2014 г. N , положенные в основу решения суда свидетельские показания, характеризующие наследодателя, были учтены и оценены при разрешении вопросов, поставленных перед экспертами (т. 1, л.д. 126 – 143).

С выводами первичной экспертизы согласилась и комиссия судебно-психиатрических экспертов ГБУЗ “Камчатский краевой психоневрологический диспансер” (заключение от 27 февраля 2015 г. N 1235), которая также учла показания свидетелей и их мнение относительно психического состояния Кучеренко Э.Ю. в совокупности с другими данными и с учетом особенностей его заболевания (т. 1, л.д. 229 – 237).

Однако суд апелляционной инстанции, основываясь на оценочных суждениях свидетелей о поведении наследодателя в быту, сделал вывод о том, что наследодатель при составлении и подписании завещания понимал значение совершаемых им действий и мог ими руководить, без учета заключения судебных экспертов, сделанных в установленной законом процедуре на основании специальных познаний в области психиатрии и исходя из совокупности всех имеющихся по делу фактических данных, включающих как свидетельские показания, так и медицинскую документацию об имеющемся у наследодателя заболевании, его особенностях, развитии и течении.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, а также норм процессуального права, регламентирующих процесс доказывания и оценку доказательств, являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 24 августа 2015 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда от 24 августа 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Признание завещания недействительным – обзор судебной практики

Краткое содержание:

Порок субъекта

Способностью к составлению завещания обладают полностью дееспособные граждане. Составление завещания лицом, не обладающим полной дееспособностью, влечет недействительность завещания.

Недееспособные не понимают значения совершаемых действий. Несовершеннолетние считаются недостаточно зрелыми, чтобы определять посмертную судьбу имущества, включая то, которым они вправе при жизни распоряжаться свободно.

Ограниченные в дееспособности расточители и злоупотребляющие алкоголем или наркотическими и иными одураманивающими средствами граждане лишены права завещать имущество во избежание ущемления интересов своей семьи.

Лица, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, нуждаются в посторонней помощи, а составление завещания исключает «соавторство».

Порок в субъектном составе влечет ничтожность завещания.

Несмотря на факт нотариального удостоверения завещания, требования, основанные на подлоге, встречаются на практике. При разрешении спора суды ориентируются на результат экспертизы подлинности подписи завещателя.

И.А. обратилась в суд с иском к О.А. о признании завещания от 25 июля 2013 года, составленного А.И. в пользу О.А., удостоверенного К.В., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Н.В., недействительным, указывая о том, что данное завещание наследодателем не подписывалось, последние 35 лет жизни А.И. проживал вместе с истцом, а с ответчиком О.А. последние годы жизни отношений не поддерживал.

Удовлетворяя требования истца и признавая завещание от 25 июля 2013 года, составленное от имени А.И. пользу О.А., недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что данное завещание А.И. не подписывал.

Вывод суда основан на заключениях N 485/1-14 и 485/1-14 Д судебной почерковедческой экспертизы, проведенной на основании определения суда в ЗАО «РиК», согласно выводам которых, надпись “***” и подпись от его имени, расположенные в завещании 77 АБ *** от 25 июля 2013 года, выполнены не А.И., а другим лицом.

Порок воли

Невменяемое состояние (ст. 177 ГК РФ), заблуждение (ст. 178 ГК РФ), влияние обмана, насилия, угрозы или стечение тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ) влекут недействительность завещания. Порок воли означает оспоримость завещания.

Оспаривание завещания по ст. 177 ГК РФ является самым распространенным на практике основанием недействительности.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству” во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Поэтому обязательным для данной категории дел является назначение посмертной судебно-психиатрической экспертизы с целью определения психического состояния наследодателя в момент совершения завещания.

Эксперты, как правило, готовят заключение на основании сведений о заболеваниях покойного, зафиксированных в медицинской документации.

Сформированная судебная практика применения ст. 177 ГК РФ не признает особой доказательственной силы нотариального акта в части оценки нотариусом состояния завещателя. Следует согласиться, что преклонный возраст или заболевание накладывают отпечаток на способность адекватно оценивать ситуацию, осознавать совершаемые действия и их последствия. Правильной является рекомендация завещателям с целью устранения сомнений получать соответствующие медицинские справки.

Неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

Не согласившись с заключениями экспертов, проводивших первичную и повторную судебно-психиатрические экспертизы, суд апелляционной инстанции сослался на показания свидетелей и объяснения нотариуса, удостоверившего оспариваемое завещание, по мнению которых наследодатель в период составления и подписания завещания был вменяемый, адекватный и способный понимать значение своих действий. Суд указал, что показания свидетелей опровергают выводы судебных экспертов.

Отменяя определение суда апелляционной инстанции ВС РФ указал, что свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, свидетельствующие об особенностях поведения наследодателя, о совершаемых им поступках, действиях и об отношении к ним.

Установление же на основании этих и других имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных познаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают.

Завещание на имя ответчика (социального работника, который на момент его составления оказывал наследодателю социальную помощь по трудовому договору) признано недействительным по ст. ст. 177, 169 ГК РФ: суд установил факт наличия у наследодателя при составлении завещания психического расстройства и факт злоупотребления ответчиком своими правами при осуществлении трудовых обязанностей.

Хотя в заключении судебно-психиатрической экспертизы не дано категоричного ответа на вопрос суда о том, мог ли наследодатель в момент составления завещания понимать значение своих действий и руководить ими, эксперты установили наличие у наследодателя на момент составления завещания психического расстройства. В соответствии с положениями трудового договора ответчик не имел права вступать в любые отношения с клиентом, касающиеся оформления сделок с недвижимостью и материальными ценностями, и его действия свидетельствуют о недобросовестном поведении с целью получения квартиры.

По факту наследования спорной квартиры Управлением Департамента социальной защиты населения г. Москвы было проведено служебное расследование, в результате которого ответчик уволен за использование информации, ставшей известной социальному работнику в связи с исполнением своих трудовых обязанностей в корыстных целях. Ответчик злоупотребил правом при осуществлении трудовых обязанностей, поскольку ему было достоверно известно о запрете вступать в любые отношения с обслуживаемым клиентом, касающиеся сделок с недвижимостью и материальными ценностями, однако своими действиями ответчик способствовал составлению завещания со стороны наследодателя в свою пользу. Суд установил обстоятельства, свидетельствующие о возможности признания завещания недействительным по ст. 169 ГК РФ.

Е.Т. обратилась в суд с иском к М.В., К. о признании завещания недействительным.

В судебном заседании представитель истца пояснил, что на момент составления вышеуказанного завещания Е.М. злоупотреблял спиртными напитками и страдал различными заболеваниями, в связи с чем в момент составления завещания не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Поскольку вопрос о том, отдавало ли лицо, совершая сделку, отчет в своих действиях и способно ли было руководить ими, требует специальных познаний в области медицины (психиатрии) судом была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза (л.д. 131).

Как следует из заключения комиссии экспертов Психиатрической клинической больницы N 1 им. Н.А. Алексеева от 08 октября 2013 г. за N. при жизни Е.М. страдал синдромом зависимости от алкоголя, но в представленной медицинской документации отсутствуют сведения о наличии у Е.М. признаков какого-либо психического расстройства с существенными нарушениями в интеллектуально-мнестической и эмоционально-волевых сферах, препятствующего на момент подписания завещания 20.07.12 г. его способности понимать значение своих действий и руководить ими (л.д. 139 – 145).

Таким образом, на основании исследования доказательств в их совокупности: экспертного заключения, показаний свидетелей, медицинских документов суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, верно указал, что нельзя прийти к выводу о том, что на момент совершения оспариваемой сделки Е.М. не мог понимать значение своих действий и/или руководить ими.

Е. обратился в суд с иском к Б.Н.А. о признании недействительным завещания, составленного. от имени его тети. в пользу гражданина М.

Согласно заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов от. N. ко времени оформления завещания. у. наблюдались выраженные интеллектуально-мнестические и эмоционально-волевые расстройства, бредовые идеи, определявшие ее неправильное поведение, сопровождавшиеся снижением критических и прогностических функций, с невозможностью адекватной оценки ситуации и характера межличностных отношений; она была неспособна осознавать юридическую суть, социальные и правовые последствия своих действий. Имевшиеся у. выраженные нарушения психики в указанный юридически значимый период – при оформлении завещания. лишали ее способности к адекватной регуляции своего поведения и свободному волеизъявлению, она не могла самостоятельно принимать решения, не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Данное заключение судом положено в основу решения об удовлетворении заявленных требований.

П.И.И. обратился в суд с иском к П.В.И., с учетом уточненных исковых требований, просил признать недействительным завещание, составленное в пользу ответчика матерью истца П.Н.Ф.

В обоснование заявленных требований истец указывал на то, в момент составления завещания от 11 октября 2012 года П.Н.Ф. не могла понимать значения своих действий и руководить ими, поскольку страдала онкологическим заболеванием, имелись проблемы с памятью.

Как усматривается из представленных документов, по делу была назначена и проведена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза для проверки вышеуказанных доводов истца.

Согласно выводам посмертной судебно-психиатрической экспертизы, П.Н.Ф. при жизни обнаруживала органическое расстройство личности смешанного генеза (сосудистого, повторные ОНМК, интоксикационного) с изменением со стороны психики (F 07.08); об этом свидетельствуют данные анамнеза о том, что П.Н.Ф. на протяжении ряда лет страдала гипертонической болезнью, цереброваскулярной болезнью (церебросклероз), дважды перенесла острое нарушение мозгового кровообращения, после чего у нее выявлялись признаки моторной афазии, интеллектуально-мнестическое снижение, правосторонний гемипарез. Состояние усугублялось раковой интоксикацией. В представленной медицинской документации не содержится убедительного описания психического состояли П.Н.Ф., врачом-психиатром она не осматривалась. Установить степень имеющихся у П.Н.Ф. изменений со стороны психики в юридически значимый период 11 октября 2012 года не представилось возможным в связи с отсутствием объективных данных, противоречивостью свидетельских показаний.

Из медицинской документации, подробное описание которой изложено в экспертном заключении, следует, что по состоянию на дату госпитализации в ГКБ N 20 24 августа 2012 года П.Н.Ф. была ориентирована в месте, времени и личности правильно, память была сохранена; в период стационарного лечения с 27 сентября по 09 октября 2012 годы в ГКБ N 15 врачами также отмечалось, что больная в сознании, контактна, ориентирована всесторонне правильно; 15 октября 2012 года, то есть через несколько дней после составления оспариваемого завещания, П.Н.Ф. была осмотрена на дому неврологом, отметившим также, что больная ориентирована в месте и времени.

Данное экспертное заключение суд положил в основу решения, поскольку оно отвечает всем предъявляемым требованиям.

Оспаривание завещаний по ст. 179 ГК РФ гораздо менее перспективно исходя из бремени доказывания, падающего на истца, и отсутствия фигуры завещателя, который предположительно подвергался обману, насилию или угрозам либо оформлял завещание при стечении тяжелых обстоятельств и мог бы подтвердить это.

Обман, побудивший к составлению завещания, имеет юридическое значение независимо от своего предмета (лицо выдавало себя за родственника завещателя, обещало исцеление, клеветало в отношении других лиц). Обман может исходить от назначенного наследника, отказополучателя, душеприказчика, постороннего лица, имеющего косвенный корыстный мотив (супруг наследника).

Л.Т. обратилась в суд с иском к К.Р. о признании завещания недействительным.

Л.Т. полагала, что ответчик и сожительница ответчика Н., брат умершего Б. при пассивном поведении лечащего врача ГБ N. Н. и главного врача К.А. настойчиво и без его воли и согласия, под влиянием обмана, воспользовались немощным положением умершего, его простотой понимания жизни и слабостью характера.

Дав правовую оценку показаниям допрошенных свидетелей, показаниям истца Л.Т., которые в судебном заседании не смогли пояснить какое физическое воздействие было оказано на наследодателя ответчиком, а также пояснить в чем заключался обман с его стороны, суд пришел к правильному выводу о том, что истцом, в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ, не представлено доказательств в подтверждение своих доводов о том, что завещание Б. от. г. было составлено под влиянием обмана, либо физического воздействия.

Учитывая, что доводы заявителей не нашли своего подтверждения в судебном заседании, суд законно и обоснованно отказал в удовлетворении заявленных исковых требований.

Порок формы

К форме относится как придание завещанию требуемого законом внешнего проявления (простая письменная или квалифицированная), так и сопутствующая оформлению процедура.

Форма внешнего проявления воли. Устные завещания по российскому праву не разрешены. Завещание в простой письменной форме может быть составлено в чрезвычайных обстоятельствах.

Общей формой является нотариальное завещание. Несоблюдение формы влечет ничтожность завещания (п. 27 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9).

Процедура. Порядок совершения завещания и требуемые законом реквизиты возникающего в результате документа определены в ст. 1124–1129 ГК РФ.

Суд отказал в удовлетворении иска о признании завещания недействительным, поскольку установленные ст. 1125 ГК РФ требования к нотариальной форме завещания в оспариваемом завещании соблюдены, а действующим законодательством не предусмотрено требований об обязательном указании в завещании отчества, места рождения, адреса места жительства наследника.

Тот факт, что наследники и другие лица присутствовали в квартире, где наследодатель подписывал завещание, не является в силу закона основанием для признания завещания недействительным, поскольку законодатель защищает тайну завещания, если сам наследодатель заинтересован в сохранении этой тайны. При нарушении тайны завещания только завещатель вправе защищать свои права, предусмотренные ст. 1123 ГК РФ. Доказательств того, что наследодатель возражал против присутствия в квартире других лиц, кроме него и нотариуса, истцом не представлено, судом не добыто. Доказательства в подтверждение обстоятельств, которые свидетельствуют о недействительности завещания, предусмотренных ст. 1131 ГК РФ, отсутствуют.

Читайте также:  Детские пособия в Орле и Орловской области - размер, условия, документы для получения

Подписание завещания вместо завещателя рукоприкладчиком допускается исключительно в случаях, прямо предусмотренных ст. 1125 ГК РФ: физические недостатки завещателя, его тяжелая болезнь или неграмотность.

Тяжелая болезнь как основание для привлечения рукоприкладчика для подписания завещания поставлено в один ряд с физическим недостатком и неграмотностью, то есть с таким обстоятельством, при котором завещатель объективно лишен возможности поставить свою подпись. Признавая завещание недействительным, суд пояснил, что привлечение рукоприкладчика к подписанию завещания возможно только при наличии у завещателя тяжелой болезни, объективно исключающей возможность завещателя лично подписать завещание. Медицинские документы, представленные по делу, и другие материалы дела не содержат доказательств, свидетельствующих о том, что наследодатель страдал тяжелой болезнью, имел физические недостатки, препятствующие личному подписанию завещания. Завещание не содержит сведений о тяжелой болезни завещателя, в нем указано лишь на наличие у наследодателя болезни.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обратился в суд с иском к Б.Л., нотариусу г. Махачкала Республики Дагестан А.Н. о признании завещания недействительным, ссылаясь на то, что 31.08.2010 г. умер Б.И., 1930 года рождения. 17.03.2008 г. нотариусом г. Махачкала Республики Дагестан А.Н. было удостоверено завещание Б.И., в соответствии с которым он завещал все свое имущество, которое окажется ему принадлежащим ко дню смерти, Б.Л. Завещание от имени Б.И. ввиду его болезни было подписано рукоприкладчиком – М.Н.

Удовлетворяя заявленные Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в ходе рассмотрения судом настоящего спора не было установлено обстоятельств, препятствующих наследодателю Б.Н. подписать завещание собственноручно, а также не подтверждено состояние здоровья Б.И. при удостоверении завещания, препятствующее ему подписать его собственноручно.

Решение о признании завещания недействительным

Именем Российской Федерации

28 сентября 2015 г. Черемушкинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Белянковой Е.А., при секретаре Рыкове Н.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4643/15г. по иску ФИО1 к ФИО2 о признании завещаний недействительными ,

У С Т А Н О В ИЛ:

Истец обратилась в суд с иском к ответчику и просит признать недействительным завещание , удостоверенное ДД.ММ.ГГГГ г. нотариусом г. Москвы ФИО от имени ФИО3, в соответствии с которым последний завещал все свое имущество, которое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось, и где бы оно ни находилось ФИО2
Также просит признать недействительным завещание , удостоверенное ДД.ММ.ГГГГ г. нотариусом г. Москвы ФИО от имени ФИО3, в соответствии с которым последний завещал из принадлежащего ему на праве собственности имущества: квартиру по адресу: , ФИО2.

Свои требования истец мотивирует тем, что на момент удостоверения завещаний ФИО3 находился в таком состоянии, что не мог понимать значение своих действий и не мог руководить ими.

Указала, что ФИО3 злоупотреблял алкоголем, в состоянии опьянения был раздражителен, вел себе неадекватно, страдал забывчивостью; говорил о том, что его должны убить, ему казалось, что в комнате находится посторонние люди; неоднократно менял замки в квартире; был осужден за сообщение о предполагаемом акте терроризма; начиная с ДД.ММ.ГГГГ, неоднократно проходил лечение в медицинских учреждениях по поводу психических расстройств.

Истец и ее представитель в судебном заседании исковые требования поддержали.

Ответчик и ее представитель в судебное заседание явились, полагают иск не подлежащим удовлетворению в силу его необоснованности.

Третье лицо нотариус г. Москвы ФИО в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом.

Третье лицо нотариус г. Москвы ФИО4 в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом.

Выслушав стороны, представителей сторон, допросив свидетелей, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания . Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично.

2. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Судом установлено, что ФИО3 ДД.ММ.ГГГГ года, что подтверждается свидетельством о смерти. (л.д. 12)

ДД.ММ.ГГГГ года ФИО3 составил завещание , по которому завещал все свое имущество, которое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось, и где бы оно ни находилось ФИО2.

ДД.ММ.ГГГГ. ФИО3 составил завещание , по которому завещал из принадлежащего ему на праве собственности имущества: квартиру по адресу: , ФИО2.

Завещания были удостоверены нотариусом города Москвы ФИО.

Согласно ч. 1 ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, отменить или изменить совершенное завещание .

В установленные законом сроки дочь наследодателя ФИО3-1 и сын наследодателя ФИО3-2 обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», отмечается, что во всех случаях, когда требуется определить психическое состояние лица на момент совершения определенного действия необходимо проводить судебно-психиатрическую экспертизу.

По делу проведена посмертная комплексная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой, «ДД.ММ.ГГГГ у ФИО3 наличествовали характерные для хронического алкоголизма стойкие соматоневрологические нарушения (полинейропатия, поражение центральных и коронарных сосудов сердца, печени и других органов), а также признаки деградации личности с интеллектуально-мнестическим снижением, глубокими эмоциональными изменениями, нарушением целенаправленности мышления с его выхолощенностью, пустым рассуждательством, нарушением критических и прогностических способностей. В последующем продолжавшаяся массивная алкоголизация ФИО3 с короткими светлыми промежутками, отсутствием адекватного лечения, неоднократно повторявшимися делириозными состояниями обусловливала лишь нарастание поведенческих и личностных изменений, которые как показывает анализ представленных судом материалов, в юридически значимые интересующие суд периоды были выражены столь значительно, что лишали ФИО3 возможности понимать значение своих действий и руководить ими, препятствовали его свободному волеизъявлению при оформлении завещаний ДД.ММ.ГГГГ г».

Для разрешения вопроса о состоянии ФИО3 в момент составления завещаний необходимы специальные познания. Оценивая заключение эксперта, суд отмечает, что не находит оснований сомневаться в его правильности, полноте и объективности. Экспертиза проводилась в Государственном судебно-экспертном учреждении по определению суда. Ответы на все поставленные перед экспертами вопросы получены, а, следовательно, нет оснований для назначения повторной и дополнительной экспертиз.

Свидетели со стороны ответчика показали в судебном заседании, что никаких странностей в поведении ФИО3 они не отмечали, самочувствие у него было хорошее.

Суд критически оценивает показания вышеуказанных свидетелей, поскольку они противоречат иным материалам дела.

При этом суд учитывает, что при проведении экспертизы экспертом были изучены все представленные медицинские документы, приняты во внимание показания допрошенных в судебном заседании свидетелей, материалы гражданского дела.

Суд признает убедительным и допустимым доказательством заключение комиссии экспертов, так как оно содержит подробное описание проведенного исследования, сделанные выводы и исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы, оснований сомневаться в этих выводах у суда не имеется.

Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что ФИО3 в момент составления оспариваемых завещаний не мог понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем признает завещание , составленное, ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО3 в пользу ФИО2 и завещание , составленное, ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО3 в пользу ФИО2 недействительными на основании ч. 1 ст. 177 ГК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

Признать недействительным завещание , составленное ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО3 на имя ФИО2, удостоверенное ДД.ММ.ГГГГ г. нотариусом Москвы ФИО (зарегистрировано в реестре за №)

Признать недействительным завещание , составленное ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО3 на имя ФИО2, удостоверенное ДД.ММ.ГГГГ нотариусом Москвы ФИО (зарегистрировано в реестре за №).

Решение

может быть обжаловано в Московский городской суд в апелляционном порядке, в течение месяца с момента вынесения решения в окончательной форме через Черемушкинский районный суд г. Москвы.

Судебная практика оспаривания завещаний

Судебная практика, касающаяся признания завещаний недействительными, доступно описывает жизненные ситуации, которые дадут возможность открыть для многих людей ответы на разрешение их собственных проблем.

Процесс оспаривания завещаний в судебной практике связан с тремя основными проблемами, которые касаются:

Проблемы, возникающие при оспаривании завещания, связанные со сторонами процесса

Первая проблема является одной из самых незначительных, потому как истец — лицо, которое бы получило в наследие всю собственность согласно с законодательством, если бы не существовало завещания или оно было признано недействительным. В соответствии с пунктом 2 статьи 1131 Гражданского кодекса (ГК) РФ), завещание возможно признать в судебном процессе недействительным по исковому заявлению лица, права и законные интересы которого были грубо нарушены данным документом.

Необходимо помнить и о том, что пока не произошел момент открытия наследия, то оспаривать документ не представляется возможным, что прямо указано в ч. 2 п. 2 ст. 1131 ГК РФ. Это понятно, так как до момента открытия наследия процесс правопреемства отсутствует, в то же время нет и объекта (имущества) защиты.

Существуют судебные акты, в которых сказано, что истцами по исковым заявлениям по признанию завещания недействительным могут выступать не все наследники по закону, а только те, у которых очередь более приближена к первой. Но необходимо учитывать, что иск, поданный наследователями второй — четвертой очереди, не будет удовлетворен судом даже при наличии значимых оснований, если на момент открытия документа имеются наследователи первой очереди, которые могут вступить в права наследия и по оспариваемому завещанию, и по закону.

Чаще в судебной практике встречаются случаи, когда суды необоснованно ограничивают круг ответчиков только лицами, которые указаны наследователями в оспариваемом завещании. В него также могут входить и так называемые отказополучатели — лица, которые не учтены в завещании, и исполнители завещания при определенных условиях.

Анализ судебных решений по данным делам указывает еще на одну распространенную ошибку, которая связана с привлечением нотариуса, удостоверившего завещательный документ, как сторону ответчика в судебном разбирательстве. С одной стороны, нотариус не может выступать ответчиком в суде, так как не имеет материально-правовых отношений с истцом и не является субъектом самого спора. С другой стороны, если истец указал нотариуса в своем исковом заявлении как ответчика по делу, то он и будет выступать в суде в этом качестве. Таких ответчиков называют ненадлежащими и заменить их можно только по согласию истца.

В этом случае гражданке Л. будет очень просто предъявить суду основания, как доказательства для принятия соответствующего решения. Так как ее муж находился на стационарном лечении в специализированной клинике, необходимо истребовать нужные документы (справки), подтверждающие его возможные неадекватные состояния. Статья 177 ГК РФ предусматривает общие основания, при которых суд может признать документ недействительным. К ним, в частности, относится завещание, совершенное гражданином, не способным руководить своими действиями и понимать их значение. Руководствуясь нормами Гражданского кодекса, суд признает завещание, совершенное гражданином Р., недействительным в силу его ничтожности. В свою очередь, гражданка Л., в случае если муж умрет, будет призвана к наследованию по закону в порядке очереди, а она относится к первой.

Типичные проблемы, связанные с основаниями признаний завещаний недействительными

Основаниями, согласно которым документ признается недействительным, наиболее частыми являются пороки формы и субъективной стороны.

С 5 июня 2010 года были внесены изменения в законодательство о нотариате, оно приобрело более четкие нормы, в которых обозначено, что при заключении сделок нотариусы обязаны выяснять дееспособность граждан. Нельзя не отметить, что нотариус также достаточно ограничен в своих возможностях проверки способности наследодателя на момент заключения сделки понимать значение своих действий и ими руководить.

Сделка, совершенная недееспособным лицом, вероятнее всего будет признана недействительной по исковому заявлению лиц, чьи права и интересы грубо нарушили в результате составления документа (ст. 177 ГК РФ). Оспаривание на этом основании, как уже было отмечено, наиболее распространено, потому что психическое состояние наследодателя на момент составления завещания реально определить, только сделав посмертную судебно-психологическую экспертизу. Особенность состоит в том, что наследники подают иск и в основании указывают на то, что наследодатель в момент составления документа не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.

Верховным судом РФ не единожды обсуждался вопрос о действительности документа и то, как экспертиза может повлиять на решение суда. В одном из актов по такому делу, суд сделал вывод о недействительности доверенности и завещание признал действительным, причем обе сделки совершались одним и тем же гражданином. Оценивая заключение экспертизы, важным фактором является то, что «с наибольшей долей вероятности можно предположить», что гражданин не мог понимать значения своих действий и не мог руководить ими в момент составления документа. Верховный суд не поддерживает решение суда первой инстанции, так как последний необоснованно назначил комплексную психологическую экспертизу для получения выводов, имеющих категоричный характер.

Есть необходимость остановиться на рассмотрении проблем, связанных с основаниями, которые касаются несоблюдения при совершении завещания норм ст. 1125 ГК РФ. Завещание признается недействительным, если не соблюдены, например, требования к его форме. К их числу относят следующие нарушения.

Что касается указанных нарушений, в судебной практике большое значение придают выполнению требований, вытекающих из норм п. 2 и 3 ст. 1125 ГК РФ. Сомнительными выдаются завещания, которые собственноручно не подписаны завещателем или не прочитаны ему перед подписанием. Указанная статья также не исключает, а наоборот, приемлет присутствие свидетеля при составлении такого завещания.

Пункт 3 ст. 1131 ГК РФ прямо указывает, что незначительные нарушения при составлении документа, его подписании и удостоверении, не могут послужить основанием для признания недействительности документа, так как они не влияют на понимание волеизъявления наследодателя. Но эта норма закона не конкретизирует, какие именно нарушения можно считать незначительными. Поэтому в каждом конкретном случае суды самостоятельно анализируют и устанавливают факт нарушения. Это видно из их судебных актов.

С этим подходом почти невозможно согласиться, поскольку показания свидетелей касались намерений завещателя и были использованы судом для толкования документа и при решении спора о действительности документа. Суд не дал никакой оценки доводам кассатора о том, что вследствие исправлений в завещании неясно, какой частью жилого помещения готов был распорядиться наследодатель.

Проблемы, которые возникают в связи с определением последствий недействительности завещаний

Ответчики по искам о признании завещаний недействительными на практике чаще всего признают наследников по завещаниям. В судах имеется много актов, в которых указаны споры по таким вопросам и описаны решения данных споров. Перечень соответствующих актов очень длинный.

Чтобы обосновать выше изложенное, нужно учесть следующий момент: если завещание все-таки признается недействительным, то это будет означать, что стороны, которые в нем указаны, не призваны к получению наследства. Поэтому исковое заявление с требованием признать завещание недействительным направлено на опровержение материально-имущественных прав граждан, указанных в конкретном завещании и граждан, которые отказались получать имущество.

В Гражданском процессуальном кодексе (ГПК) РФ статьей 30 допускается предъявление искового заявления кредиторами завещанного имущества в период до момента принятия наследия. В данном случае, с некоторыми условностями, обозначается наследственная масса в качестве одного ответчика. То же определяется и в ст. 1175 ГК РФ: до принятия наследия требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственной собственности. Здесь открывается функция, которая обозначает наследственную массу как имущество в целом, не может стать ответчиком. Так много условностей приводит к тому, что кредитор наследственного имущества обращается с иском именно в период до принятия наследства наследниками по завещанию или по закону лишь для того, чтобы не были пропущены сроки давности, а суд, в свою очередь, откладывает рассмотрение дела до дня, когда будет открыто наследие наследниками по закону или по завету в соответствии с п. 3 ст. 1175 ГК РФ.

Предлагаемый порядок в этой статье осуществляется таким образом, что исковое заявление предъявляется (условно) наследственной массе, и проведение судебного процесса приостанавливается до принятия наследства. Такой порядок не применяется в случаях, когда необходимо разрешить спорный вопрос о праве призываться к наследованию.

До настоящего времени отсутствуют в процессуальном законодательстве специальные нормы, которые регулировали бы предъявление искового заявления в отношении открывающегося, но еще не принятого наследия. Об этом сказано в ст. 1131 ГК РФ, согласно которой, ответчиком является только наследник по оспариваемому документу.

В судебных процессах в таком случае признают документ недействительными в силу их ничтожности, и родственники смогут быть призваны к наследованию по закону.

Завещание недействительно (судебная практика)

В современной России каждому предоставлено конституционное право распоряжаться принадлежащим ему имуществом любым не запрещенным законом способом. Завещание среди множества гражданско-правовых сделок занимает особое место, поскольку является возможностью определить судьбу имущества на случай смерти, а также предполагает сохранение накопленных в течение жизни материальных благ и их дальнейшее приумножение достойными, по мнению завещателя, наследниками. Во главу угла законодатель ставит классическое составление нотариального завещания.

ПОРОК ВОЛИ

Сложившаяся судебная практика свидетельствует, что зачастую между родственниками возникают конфликты и споры по поводу распределения имущества, оставшегося после смерти наследодателя. Именно завещание призвано разрешить эти разногласия, однако это не останавливает заинтересованных лиц, лишенных наследства, и они обращаются в суд с исковыми заявлениями о признании таковых сделок недействительными в связи с несоблюдением правил оформления, что позволяет подвергнуть сомнению истинность воли наследодателя или вообще наличие таковой.

К обстоятельствам, порождающим порок воли или ее дефект, в теории права относят неправильность содержания, противоречие воли нормам права, изъявление воли недееспособным лицом, изменение подлинной воли из-за неправильного представления или какого-либо давления извне . В подобных случаях имеет место постановка вопроса об оспаривании завещания в судебном порядке .

Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. Очерки теории, философии и психологии права. Душанбе: Дониш, 1983. С. 210.

Так, существует проблема незаконного получения наследственного имущества недобросовестными лицами путем подлога завещания, введения в заблуждение наследодателя при изъявлении им своей воли на случай смерти.

– Степновским районным судом Ставропольского края было признано недействительным завещание жителя с. Иргаклы, который незадолго до смерти распорядился оставить свое имущество сельской администрации. Подавая иск в суд, гражданин Д. настаивал, что его брат не мог так распорядиться своим имуществом, подобное завещание получено от него обманным путем, перед смертью он тяжело заболел, в последние дни жизни болезнь быстро прогрессировала, старик не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Представители сельской администрации и нотариус, удостоверивший завещание, возражали истцу в судебном заседании и утверждали, что завещание было составлено в соответствии с волеизъявлением завещателя. В момент составления завещания старик чувствовал себя хорошо, хотя был уже болен, узнавал посетителей, разговаривал и понимал, что происходит. Завещание было составлено и удостоверено нотариусом дома у пожилого человека. Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей односельчане и соседи умершего подтвердили, что перед смертью пожилой человек серьезно болел, чувствовал себя плохо, перестал общаться и не выходил из дома. Что касается завещания, то одна из свидетельниц рассказала, как старик однажды поделился с ней своими переживаниями по поводу того, что, если не отпишет все свое имущество администрации, женщины, ухаживающие за ним, перестанут о нем заботиться.

В рамках рассмотрения данного дела были проведены две судебные экспертизы: почерковедческая, выводы которой подтвердили, что завещание было подписано завещателем собственноручно, и психолого-психиатрическая, заключение которой свидетельствует, что тяжелая болезнь, наблюдавшаяся у умершего, не позволила бы ему сделать подобное завещание.

В итоге суд пришел к выводу, что умерший, имея два класса образования, длительное болезненное состояние, старческий возраст, не мог в течение 10 – 15 минут составить завещание, включающее в себя не менее семи завещательных распоряжений, оперируя сложными понятиями .

Материалы пресс-службы Степновского районного суда Ставропольского края (// stepnovsky.stv.sudrf.ru/ modules.php?name= press_dep&op= 1&did=57).

ТЕХСРЕДСТВА И ДВА НОТАРИУСА

Несовершенным представляется правовое регулирование порядка составления нотариально удостоверенных завещаний лиц с физическими недостатками – данная процедура составления завещаний является, по сути, заочной, в которой никоим образом не прослеживается активное участие завещателя, что может привести к злоупотреблениям и получению выгоды недобросовестными лицами. В судебной практике уже встречаются затруднения при установлении истины по данной категории дел ввиду недостаточной доказательственной базы.

– После смерти А.А.С. открылось наследство в виде квартиры и двух вкладов в Сбербанке. Родная племянница умершей обратилась к нотариусу, однако ей было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку имелось завещание от 31.01.2006, которым имущество было завещано постороннему человеку – П.П.Н. Племянница обратилась в суд с исковым заявлением о признании завещания недействительным, в обоснование требований указала, что завещание подписано не А.А.С., а Б.П.Д., поскольку якобы А.А.С. была больна и не могла подписать завещание сама. При этом из медицинской карты А.А.С. видно, что в январе 2006 года она была здорова. Также истица пояснила суду, что у тети не было физических недостатков, она не была больна, могла писать и подписывать, о чем свидетельствуют ее письма, у нее не было очков, видела она достаточно хорошо, читала книги при настольной лампе. Ответчик П.П.Н. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснив суду, что, работая в храме с 2000 года, познакомился с А.А.С. В 2006 году в рождественские праздники А.А.С. подошла к нему и изъявила свое желание оставить ему свою квартиру, попросив его оказывать ей помощь. Третье лицо – нотариус К. изложила суду обстоятельства оформления завещания: к ней обратилась А.А.С. удостоверить завещание, она зашла к ней в кабинет одна, была адекватна. Ей был задан вопрос, почему она хочет написать завещание на постороннего человека, на что А.А.С. ответила, что у нее нет родственников в Калининграде, есть родственники в России, но они не хотят помогать ей и ухаживать за ней, поэтому она хочет завещать квартиру тому, кто будет за ней ухаживать, то есть П.П.Н. Также А.А.С. сказала ей, что плохо видит, прочитать и написать сама завещание не сможет, поэтому решили, что нужен рукоприкладчик, в качестве которого выступил Б.П.Д. Дополнительно нотариус пояснила суду, что по закону она не обязана спрашивать у завещателя медицинские документы, подтверждающие причину болезни, в связи с которой завещание должен подписать рукоприкладчик, и ей было достаточно того, что А.А.С. сказала ей, что не может прочитать и подписать завещание, так как плохо видит.

Изучив обстоятельства дела, суд отказал в иске: “Доводы истца о совершении нотариусом должностного подлога безосновательны и судом не принимаются, поскольку доказательств, подтверждающих внесение заведомо ложных сведений и корыстную заинтересованность в данном завещании нотариуса, суду представлено не было” .

Решение Московского районного суда г. Калининграда от 25.12.2008 N 2-533/2008.

Как видим, положения п. 3 ст. 1125 ГК РФ воспроизводят общее правило ст. 44 Основ законодательства о нотариате по удостоверению сделок с участием лиц, имеющих физические недостатки: “Если гражданин вследствие физических недостатков, болезни или по каким-либо иным причинам не может лично расписаться, по его поручению заявление или иной документ может подписать другой гражданин с указанием причин, в силу которых документ не мог быть подписан собственноручно гражданином” . При этом не учитывается особенность правовой природы завещания, которое в отличие от других нотариальных сделок вступает в силу, когда завещателя нет уже в живых.

Основы законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357 (ред. от 05.07.2010).

На практике не исключаются ситуации, когда преступной группой осуществляется поиск лиц престарелого возраста с физическими недостатками и без их ведома и от их имени составляется завещание на третьих лиц с указанием причин невозможности собственноручного написания и подписания завещания. Ярким примером служит громкий судебный процесс в Московском городском суде под делу крупной преступной группировки.

– “На суде было доказано, что московский нотариус Анурова Л. с помощью “черных риелторов” и продажных милиционеров организовала преступный бизнес. Пользуясь своим служебным положением и знанием рынка недвижимости, она составляла поддельные документы – доверенности, завещания. Мошенники действовали так хитроумно, что порой потерпевшие и не подозревали, что становятся жертвами. В сети аферистов обычно попадали одинокие пожилые люди, зачастую алкоголики. Преступники узнавали о таких гражданах через свои источники в милиции и жилищно-эксплуатационных конторах. Если хозяин жилья уже скончался, в ход шло поддельное завещание. Этот документ оформлялся от имени покойного на одного из сообщников” .

Полежаев В. Черные риелторы // Российская газета – Федеральный выпуск. 2008. 10 июня. N 4681.

Решить данный вопрос, по нашему мнению, можно путем использования при составлении завещаний лицами с физическими недостатками, тяжелыми заболеваниями или неграмотными гражданами устройств аудио-, видеозаписи или иных технических средств, позволяющих с достоверностью идентифицировать личность завещателя, а также его истинную волю. Кроме того, некоторые цивилисты усматривают весьма полезный эффект, если в составлении публичных завещаний будут непосредственно участвовать не менее двух нотариусов .

Реутов С.И. Свобода завещания и условия ее осуществления // Нотариальный вестник. 2006. N 3. С. 27.

БЕЗОТЧЕТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Довольно часто встречаются на практике случаи признания завещаний недействительными ввиду того, что завещатель в момент составления завещания не отдавал отчета своим действиям в силу разного рода обстоятельств.

1) Завещатель находился в престарелом возрасте.

– К. обратилась в суд с иском к П. о признании завещания, составленного И., недействительным. В обоснование иска указала, что 05.10.2006 И. составила завещание, удостоверенное нотариусом И.А., которым завещала все имущество ответчику. И. умерла 05.04.2007 на девяностом году жизни, последнее время страдала рядом заболеваний, с 2006 года состояла на учете у психиатра. Ее психическое состояние в последние годы ухудшилось, она не понимала значения своих действий и не могла ими руководить, постоянно путала время, дни недели, не могла самостоятельно осуществлять покупки. Ответчик П. иск не признала, в судебном заседании пояснила, что первоначально И. оформила завещание на истца, но затем у них сложились неприязненные отношения, и И. обратилась к ней с просьбой осуществлять уход. Поведение И. было адекватное, она читала газеты, слушала радио, смотрела телевизор, общалась с родственниками. Третье лицо – нотариус Сысертского района И.А. суду пояснила, что в 2006 году ее пригласили на дом к И., которая с пониманием отнеслась к совершению с ее стороны действий при составлении завещания. На все вопросы И. отвечала адекватно, грамотно, сомнений в дееспособности И. не было, завещатель понимала значение совершаемых ею действий при подписании документов, подробно интересовалась происходящими событиями, речь была нормальная.

Судом исковые требования К. к П. о признании недействительным завещания, составленного И., были удовлетворены .

Определение Свердловского областного суда от 14.08.2008 N 33-6434/2008.

2) Завещатель находился в состоянии алкогольного опьянения или под действием психотропных препаратов.

– С. обратилась в суд с иском к Ц. о признании завещания, составленного от имени С., недействительным. В обоснование заявленных требований указала, что сын при оформлении завещания не понимал значения своих действий, не мог руководить ими, поскольку на протяжении последних 14 лет злоупотреблял спиртными напитками, также его неоднократно доставляли в медицинские учреждения в состоянии алкогольного опьянения. Вследствие употребления алкогольных напитков сын утратил чувство реальности, завещав имущество посторонней женщине, с которой его ничего не связывало. Ответчик исковые требования не признал, нотариус пояснил, что при наличии запаха алкоголя и сомнении в адекватности поведения человека нотариальные действия не совершаются. В ходе судебного следствия была проведена комплексная посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, из заключения которой следует, что С. с 1986 года и до момента смерти 26.09.2008 страдал синдромом зависимости от алкоголя с вредными последствиями, но вместе с тем в момент оформления завещания и до его смерти синдром не достигал степени психоза и слабоумия. Эксперты не усмотрели в медицинских документах данных о том, что в момент подписания завещания 18.10.2001 С. не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

В результате Ленинский районный суд г. Мурманска отказал в удовлетворении иска .

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 25.08.2009 N 33-1989-2009.

ОСТРАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

По нашему мнению, история болезни умершего, а также показания свидетелей в отношении поведения умершего при жизни не могут признаваться достаточным и достоверным источником доказательства того, в каком состоянии находился человек, когда непосредственно ставил подпись под своим предсмертным волеизъявлением. Специалисты в области судебно-медицинских экспертиз отмечают, что такой подход затрудняет правильную оценку ретроспективного состояния человека именно на момент подписания завещания и приводит к затяжным спорам .

Федосюткин Б.А. Судебно-медицинская оценка вреда здоровью // Адвокат. 2008. N 11. С. 14.

Следует учитывать, что психическое расстройство может быть нестабильным и проявляться в периоды обострений заболевания . Настораживают неоднозначные выводы судебно-психиатрических экспертиз о состоянии наследодателя в момент составления завещания, которые, соответственно, носят лишь вероятностный характер: “Согласно заключению судебно-комплексно-психиатрической экспертизы, посмертной, ответить на вопросы, какие индивидуально-психологические особенности были присущи В.П.М. в последние сутки его жизни и какое влияние они могли оказать на его поведение при составлении им завещания, не представляется возможным, вместе с тем возможно вынесение предположительного заключения о том, что выраженная интоксикация вследствие поздней стадии болезни и воздействии сильнодействующих медикаментозных средств могли оказать существенное влияние на регуляцию правового поведения и свободу волеизъявления в момент составления завещания” .

Горшков А.В., Колоколов Г.Р. Краткий курс по судебной психиатрии. М.: Окей-книга, 2009. С. 51.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24.11.2009 N 482Г.

Так, по гражданскому делу о признании завещания недействительным была назначена судебно-почерковедческая экспертиза, однако решить вопрос о том, выполнена ли подпись завещателем или же другим лицом, не представилось возможным. Заключением было установлено, что “подпись выполнена под действием на процесс письма “сбивающих” факторов, в числе которых могли быть выполнение подписи за другое лицо, необычное состояние и др.” .

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 06.03.2006 N 33-2730.

Следует также учитывать, что с момента оформления завещания и до открытия наследства может пройти значительное время, вследствие чего нотариус и свидетели могут не помнить всех нюансов конкретного наследственного дела, а средства аудио- и видеофиксации могут восполнить возможные пробелы обстоятельств составления завещаний. С этой позиции мы солидарны с рассуждениями Н.А. Волковой, которая обоснованно полагает, что свидетелям бывает трудно вспомнить и подробно описать поведение наследодателя в прошлом, их представления об умершем часто отрывочны и смещены во времени . Изложенный вывод ярко иллюстрирует следующий пример из судебной практики.

Наследственное право. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Н.А. Волковой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. С. 65.

– “Наследник восьмой очереди Ж. обратилась в суд с иском к Д. о признании завещания от имени Морозова А.Г. в пользу Д. недействительным, ссылаясь на то, что она является наследником восьмой очереди, и на то, что завещание подписано не лично Морозовым А.Г. В судебном заседании истица пояснила, что после смерти супруги Морозов А.Г. проживал с ней и никаких завещаний не составлял. При обращении за оформлением наследства выяснилось, что спорная квартира завещана Д., а само завещание подписано Никитиным В.А. якобы по просьбе Морозова А.Г., находившегося в болезненном состоянии. После подписания завещания выяснилось, что Никитин В.А. также скоропостижно скончался, отравившись алкоголем. Ответчик Д. в обоснование возражений указал, что знал Морозова А.Г. по игровым автоматам, где они и познакомились, а почему он оставил завещание на его имя, не знает, и сам был очень удивлен, когда Морозов А.Г. принес ему завещание. Ответчик – нотариус Ларин И.Г. исковые требования не признал, пояснив, что подробностей оформления не помнит, так как прошло много времени” .

Определение Московского областного суда от 06.04.2006 N 33-3255/2006.

Таким образом, проведенный нами обзор судебной практики по вопросам признания завещаний недействительными свидетельствует о том, что существует острая необходимость решения указанных вопросов для обеспечения стабильности гражданского оборота и защиты интересов собственников имущества после их смерти.

Наследство отменяется

Пришлось несостоявшейся наследнице идти в суд и доказывать, что в 92 года дед был не в себе и не понимал, что делает.

Сегодня наследственные споры стали неотъемлемой частью судебных разбирательств. По неофициальной статистике оспаривается каждое третье наследство, поэтому толкование норм закона в этой чувствительной сфере может оказаться полезным многим гражданам.

Итак, в Краснодарском крае гражданка принесла в районный суд исковое заявление с просьбой признать недействительным завещание. В суде внучка объяснила, что она – единственная наследница. А дедушке было больше 90 лет и он в силу преклонного возраста, инвалидности второй группы и ранений, полученных во время Второй мировой войны, в момент составления завещания и выдаче доверенности чужой тете, “не мог понимать значение своих действий”. Адлерский районный суд Сочи исковые требования внучки удовлетворил и признал завещание и доверенность недействительными. Апелляция краевого суда это решение отменила и приняла новое – “в удовлетворении требований отказать”. Истица дошла до Верховного суда, где пришли к выводу, что есть основания для отмены решения краевого суда.

Из материалов дела видно, что нотариус удостоверил завещание пожилого человека в пользу женщины, не являющейся его родственницей, за год до его смерти. А заявление о принятии наследства эта гражданка подала нотариусу в день смерти ветерана. Внучка пришла к нотариусу спустя полгода после смерти дедушки.

Райсуд, разбирая спор, назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы выяснить психическое состояние пожилого человека на момент составления завещания. Сделать экспертизу суд поручил специалистам психиатрической больницы. Те в своем заключении написали, что не могут дать никакого заключения, так как ветеран при жизни никогда не обращался к психиатрам, на учете у них не состоял и в его медицинских документах ни слова про психические отклонения.

Изучив такой ответ, райсуд назначил еще одну экспертизу. Ее поручили автономной некоммерческой организации. Итог этой экспертизы: на момент написания завещания пенсионер страдал хроническим психическим расстройством “в связи со смешанными заболеваниями головного мозга”. И он “не мог понимать значение своих действий”. Суд в итоге пришел к выводу, что ветеран при составлении завещания и доверенности “не мог понимать значение своих действий”. Поэтому и было принято решение – считать завещание недействительным. Это решение было оспорено. Краевой суд внучке отказал.

Вот аргументы Верховного суда. Он напомнил про свой специальный пленум, где рассматривалась практика рассмотрения наследственных дел (N 9 от 29 мая 2012 года). И там было сказано, что завещание может быть признано недействительным в соответствии с общими положениями о недействительности сделок. А в Гражданском кодексе (статья 177) записано, что сделка может быть признана судом недействительной, если совершивший ее гражданин, хотя и является дееспособным, но в момент ее совершения находился в таком состоянии, что был неспособен понимать значение своих действий. Верховный суд подчеркнул: неспособность наследодателя в момент составления завещания и выдачи доверенности понимать значение своих действий, это основание для признания завещания недействительным.

ВС подчеркнул: юридически значимыми обстоятельствами в таком случае является наличие или отсутствие психического расстройства в момент написания завещания. На пленуме по делам о наследстве подчеркивалось – заключение эксперта, как и другие доказательства, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности. Но оценка судом заключения должна быть отражена в решении. В нашем случае краевой суд, не согласившись с первой экспертизой, сослался на показания нотариуса, который заявил, что ветеран был адекватен, и на слова свидетелей.

Верховный суд подчеркнул, отвергая выводы вторых экспертов, краевой суд, не будучи специалистом в психиатрии, не стал назначать повторное исследование, а пришел к выводу, что ветеран был адекватен. А еще Верховный суд заметил: в нарушение закона (статьи 67 и 198 ГПК) апелляция не объяснила, почему не согласна с выводами второй экспертизы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *